Анатолий Аксаков: «Никаких вторых волн кризиса не будет»
Фото: Финанс

Анатолий Аксаков: «Никаких вторых волн кризиса не будет»

3551

Почему «спасательные» госденьги так и не дошли через банки до малого бизнеса и надо ли спасать свои вклады от второй волны кризиса? Помочь разобраться в этом «Российская газета» попросила президента Ассоциации региональных банков, члена Наблюдательного совета Центробанка, депутата Госдумы Анатолия АКСАКОВА.

Сегодня минэкономразвития планирует внести в правительство окончательный вариант антикризисной программы с учетом новых предложений, возникших после ее широкого обсуждения в обществе. Однако людей взбудоражили прогнозы о второй волне банковского кризиса, которая может накрыть нас в конце лета. Об этом во время дискуссий говорили некоторые чиновники, политики и даже банкиры. А на среду намечено рассмотрение поправок в бюджет-2009 сразу во втором и третьем чтениях. И малый бизнес хотел бы знать, каковы его шансы получить в этом году обещанные государством деньги.

 

Анатолий Геннадьевич, судя по всему 30 миллиардов рублей, предназначенных для кредитов малому бизнесу, застряли где-то в банковской системе. Вы знаете — где?

Они не застряли. Их вообще пока нет. Схема предполагалась следующая. Государство пополняет капитал Внешэкономбанка (ВЭБ) на 130 миллиардов рублей. А из этих денег ВЭБ «отщипывает» 30 миллиардов Российскому банку развития — на кредиты для малого бизнеса.

Однако в проекте скорректированного бюджета на 2009 год, который уже прошел первое чтение в Госдуме, 130 миллиардов рублей ВЭБу мы не обнаружили. Я забил тревогу, внес поправку ко второму чтению. Не понятно, как ВЭБ, не имея этих средств, будет выполнять свои функции в качестве института развития? Тем более по инфраструктурным проектам, которые он уже отобрал, например, строительство самолета «Супер джет»? Мы надеемся, что 15 апреля этот вопрос все-таки будет решен.

А что делать вкладчикам? Может, забрать деньги из банков, пока не грянула вторая волна кризиса?

Не советую. Наоборот, сейчас надо формировать вклады, и желательно в рублях. Во-первых, проценты выше. Во-вторых, дальнейшего падения курса российской валюты — рубля — я лично не ожидаю. И никаких вторых волн кризиса тоже. Сама жизнь показывает, что ситуация меняется к лучшему. Да, в конце прошлого года рубль на 40 процентов обесценился по отношению к доллару. А сейчас стабилизировался и начинает укрепляться.

Но в любом случае вкладчик защищен системой страхования, которая предусматривает госгарантию полного возврата вкладов в пределах 700 тысяч рублей. Кроме того, уже в этом году депутаты готовы принять закон, обеспечивающий выплату компенсации по вкладам с одного счета до миллиона рублей. Будет решение и о гарантиях для депозитов индивидуальных предпринимателей.

Но речь шла о том, что банки «захлебнутся» невозвратами по кредитам. Разве это не повлияет на самочувствие вкладов населения?

Никак не повлияет, потому что 95 процентов их охвачены системой страхования вкладов.

Что касается невозвратов, то на нынешний момент банки выдали населению и предприятиям кредитов на 17 триллионов рублей. Официальная задолженность сегодня составляет около 3 процентов. Это примерно 600 миллиардов рублей. По приблизительным прогнозам, до конца года общие долги могут вырасти до 10—15 процентов. Это означает, что банки не получат назад около 1,7—2 триллионов рублей.

Но это же много!

Согласен, много. Если ничего не предпринимать. Но такой негативный сценарий государство, банковское сообщество гипотетически не исключают и готовят ответные шаги. Они могут быть сделаны в любую минуту, как того потребует ситуация.

Например, сегодня обсуждается такая технология: государство выпускает ценные бумаги, которые «вливает» в капитал банков, и тем самым поправляет их положение. Деньги также предусмотрены на субординированные кредиты — 300 миллиардов рублей. Кроме того, Ассоциация региональных банков разработала и предложила схему по управлению «плохими» долгами. Она предполагает работу с имуществом и залогами. Более половины выданных сегодня кредитов подкреплены залогом на недвижимость, взяты под автомобили, ценные бумаги, оборудование, права требования. Это примерно на 25 триллионов рублей. С этими залогами можно успешно работать, так что вкладчики могут не волноваться.

А почему в банках такой чудовищный разброс ставок по вкладам — от 11 до 20 процентов?

Все зависит от условий договора. Вообще разумный предел ставки сегодня — не выше 15 процентов. Если банк предлагает вам вложить деньги на полгода-год под 16—20 процентов, лучше не рисковать. Но если это вклад на три года, то такие проценты вполне реалистичны.

А ставки по кредитам реалистичны? Они уже доходят до 25—30 процентов. Взять деньги на таких условиях — самоубийство для бизнеса.

В эти 25 процентов, которые банки предлагают сегодня своим заемщикам, закладываются прежде всего риски, а также стоимость средств, привлекаемых банками. Во-первых, риск инфляции, которая, по мнению банка, будет в стране на момент выплаты по кредиту. И, соответственно, ниже этой цифры давать заем бессмысленно. Во-вторых, закладывается риск невозврата кредита и валютный риск.

И в основе всех этих расчетов стоит Центробанк с его ставкой рефинансирования, по которой сами банки занимают деньги у ЦБ?

Вообще он ссужает деньги по другим ставкам. Через беззалоговые аукционы — под 17—18 процентов. Через систему РЕПО и обеспеченных кредитов — в среднем под 10—13 процентов. Ставка рефинансирования скорее лишь индикативный, технический, я бы даже сказал, психологический ориентир. А практически в нашей стране она применяется для расчетов пени, штрафов и налогов.

Что касается ставки рефинансирования ЦБ в 13 процентов, то «урезание» ее ниже инфляции в условиях обесценения рубля означало бы еще больший разгон девальвации. Потому что относительно «дешевые» деньги начнут искать сферы более выгодного приложения за границей, где рисков меньше, следовательно, спрос на иностранную валюту будет увеличиваться. И тогда цены на импортные продукты, товары выросли бы в России значительно больше. А их доля на нашем рынке пока весьма значительна. Тем самым инфляция получила бы новый толчок. Сейчас ситуация меняется. В этом году инфляция может оказаться ниже запланированного уровня. Значит, в скором времени, возможно, уже в этом месяце, Центробанк может пойти на небольшое аккуратное снижение ставки рефинансирования до 1 процента.

И на сколько могут подешеветь заемные деньги?

С нынешних 25 процентов до 18—20 процентов. Но главным образом за счет снижения инфляционных ожиданий. Здесь мы все должны понимать, что снижение ставки рефинансирования само по себе для снижения процентных ставок по кредитам не главное. На смягчение процентных ставок со стороны коммерческих банков может повлиять комплекс мер. Это и система госгарантий, и схемы, связанные с выпуском ценных бумаг. Главное — максимально снизить риски кредитования.

Вы можете назвать, какая сумма из средств господдержки ушла на кредиты в реальный сектор? Или денег хватило только на текущие нужды самих банков?

Давайте считать. Банкам с начала кризиса государство выделило 950 миллиардов рублей субординированных долгосрочных кредитов на 10 лет. Это всего лишь одна двадцатая доли общего кредитного портфеля российских банков. Может ли она существенно повлиять на формирование кредитного портфеля? Львиная доля досталась государственным Сбербанку, ВТБ и Россельхозбанку. Из этих денег сегодня осторожно и точечно кредитуется межбанковский рынок и очень скудно — реальный сектор. Теперь об оставшихся 225 миллиардах «длинных» рублей, которые государство предоставило на откуп остальным банкам. Половина этих средств так и не востребована. Почему? Очень жесткие условия. Для того чтобы банк мог получить, к примеру, один государственный кредитный рубль, он должен найти частного партнера-инвестора, который также добавит рубль, а в условиях кризиса это сделать трудно, так как нет денег. Банки просят перекроить схему — сделать один рубль частный, а четыре — государственных. Временно. Пока на рынке нет «длинных» денег под кредиты всем предприятиям подряд. Ведь реализуемые сегодня кредитные программы Центробанка — беззалоговые аукционы и операции РЕПО — это кратко срочные деньги. Они не рассчитаны на широкомасштабное кредитование реального сектора.

Татьяна ЗЫКОВА