«Главное, чтобы исполнение не подкачало»

«Главное, чтобы исполнение не подкачало»

Анна Нестерова
председатель совета директоров «Глобал Рус Трейд»
6906 2

Почему российскую экономику нужно реформировать вне зависимости от цены барреля нефти и почему для экономического роста обязательно снижать налоги, в интервью Банки.ру по следам Гайдаровского форума рассказала председатель совета директоров «Глобал Рус Трейд» Анна НЕСТЕРОВА.

Дмитрий Медведев заявил на Гайдаровском форуме, что России нужно реформировать экономику, в которой доминирует сырьевой сектор, и делать это нужно в период относительно низких цен на сырье. Но сейчас мировые цены на нефть растут, по отношению к минимумам прошлого года они выросли вдвое. Как вы считаете, реформы нужны все равно или, если нефть будет дорожать дальше, в них уже нет такой необходимости?

— Реформировать экономику нужно обязательно, потому что цены на нефть имеют свойство колебаться как вниз, так и вверх. Ожидать, что у нас будут стабильные цены на уровне 50 долларов за баррель, можно, но это очень рискованная стратегия. Структуру нашей экономики необходимо уводить от зависимости от энергоресурсов в сторону диверсификации производства, развивать потенциал увеличения экспорта. И сейчас для этого самое удачное время. Стабилизировалась внутренняя текущая ситуация в плане инфляции и курса рубля, компании и корпорации адаптировались к ценам на кредитные ресурсы. Плюс нужно понимать, что 2017 год — предвыборный. Поэтому декларируются и обсуждаются несколько программ развития экономики до 2025 года. И укрепление рубля, и контрсанкции, которые мы ввели, — предпосылки, которые формируют основу для структурных изменений.

Какие реформы должны быть первоочередными?

— Конечно, необходимо комплексно подходить к вопросу реформирования экономики. Мне бы хотелось отдельно выделить три направления. В первую очередь нужно поддерживать и развивать несырьевой неэнергетический экспорт. Это то, что записано в паспортах двух приоритетных проектов развития экономики (по электронной коммерции и развитию международной кооперации и экспорта). Сейчас компаниям, ведущим международную деятельность, наиболее важно выйти на новые рынки, найти надежных покупателей и партнеров. Вторым пунктом я бы выделила поддержку малого и среднего предпринимательства. Здесь можно говорить как об адресной поддержке, так и о системной: о снижении налогов, уменьшении количества фактических проверок, защите прав инвесторов и других.

И в-третьих, одна из важнейших задач в области реформирования экономики — организация притока квалифицированных кадров в страну, чтобы запустить процесс технологического обновления. Если сейчас зарубежные страны создают прекрасные условия для российских ученых и их семей, а у нас те же люди будут получать среднюю по России заработную плату — сложно говорить о технологической революции в нашей стране.

Важны не только сами меры, а то, как они будут реализованы. Зачастую у нас бывает так, что идея правильная и всеми поддержана, а исполнение подкачало. Поэтому обязательно должны быть выставлены правильные цифровые показатели, KPI.

Можно ли оценить, какие примерно показатели считать удачными на первом этапе? Например, доля несырьевого экспорта или показатели по малым и средним предприятиям.

— Если в России в малом и среднем бизнесе занято 25% населения и происходит генерация лишь 20% ВВП (к 2030 году целевое значение — 40%), то в развитых странах цифры кардинально другие. В Германии 60% населения трудится в малых и средних компаниях, и 50% — вклад МСП в ВВП. В Японии — соответственно 78% и 55%. В развивающихся странах, таких как Бразилия, — 30% и 50%. Поэтому здесь России есть к чему стремиться.

Что касается несырьевого неэнергетического экспорта, в каждой стране индивидуальная настройка этих параметров. На мой взгляд, необходимо сделать расчеты по генерации ВВП и наполняемости бюджета при ценах на нефть в 30 долларов за баррель. Тогда и станет понятно, какой именно объем несырьевой экономики должен быть, чтобы снизить риски и обеспечить стабильные условия повышения благосостояния граждан нашей страны.

Министр экономического развития Максим Орешкин на форуме пообещал плавные изменения в налоговой системе. Нужно ли менять налоговую систему и что могут представлять собой эти плавные изменения?

— Снижение налогов на малый и средний бизнес для экономического роста обязательно. Если нам нужны источники бюджетных денег, то их нужно искать в улучшении эффективности текущих проектов: ставить KPI, смотреть, сколько денег было сэкономлено на проекте. Повышение налоговой нагрузки — наиболее простой механизм, но тут опять же нужно смотреть, каков предел отчислений, при которых экономика не уйдет в тень.

А как насчет прогрессивной шкалы налогов на доходы физических лиц?

— Всерьез эта тема пока нигде не обсуждалась, поэтому комментировать ее рано.

Алексей Кудрин сказал, что его Центр стратегических разработок исходит из того, что пенсионный возраст будет повышен до 63 лет для женщин и 65 лет для мужчин. Однако глава Счетной палаты Татьяна Голикова возразила, что это приведет к уходу части работников в тень. Как вы считаете, пришла ли пора повышать пенсионный возраст?

— Я бы смотрела на вопрос шире. Когда мы говорим о повышении пенсионного возраста, то сравниваем себя с развитыми странами Европы, с Австралией. Приведу пример. Если в Германии средняя продолжительность жизни составляет 81 год, то в России это 70 лет. Соответственно, пенсионный возраст в Германии составляет 65 лет. Если в России повысить его до уровня Германии, легко догадаться, какие последствия ждут население. Также нужно иметь в виду еще и уровень медицинского обслуживания и обеспечение лекарствами. Сейчас лекарства очень подорожали, и пожилым людям становится все труднее поддерживать свое здоровье.

Министр труда Максим Топилин говорит, что продолжительность жизни как раз выросла.

— Средняя продолжительность жизни в России действительно растет, но все же нам есть куда стремиться. По этому показателю, согласно исследованию ООН, мы находимся на 116-м месте среди 190 стран мира. Мы уступаем таким странам, как Бангладеш, Суринам, Северная Корея, Украина.

Готовы ли, по вашему мнению, российские власти перейти к реформам сразу после президентских выборов 2018 года? Могут ли какие-то реформы быть проведены до выборов?

— Часть реформ уже проводится. Например, в части инфляционного таргетирования уже фактически проведена реформа — я имею в виду переход на свободное курсообразование, когда Банк России отпустил курс национальной валюты, и теперь он формируется за счет рыночного спроса. Импортозамещение, поддержка экспортеров — это все проводится уже сейчас.

Реформы после президентских выборов зависят от того, какая программа развития экономики будет выбрана. Пишется программа Кудрина по постепенному уменьшению бюджетного дефицита и структурным реформам, а есть концепция экономики роста от бизнес-омбудсмена Бориса Титова. Может быть, будет принято решение о какой-то комбинации или третьем варианте плана. Ориентируясь на эти проекты, можно понять, куда будет стремиться правительство.

Беседовала Елена ПЕТЕШОВА, Banki.ru