«Чтобы привлечь население на фондовый рынок, ставки по вкладам должны упасть до 3%»

«Чтобы привлечь население на фондовый рынок, ставки по вкладам должны упасть до 3%»

Юрий Минцев
генеральный директор «Открытие Брокер»
17694 30

В январе 2017 года объем торгов на фондовом рынке Московской биржи вырос на 51,2% по сравнению с январем 2016-го. Однако количество активных клиентов-физлиц по-прежнему невелико — чуть больше 100 тыс. человек, а вклады есть примерно у 50 млн россиян. О том, что поможет привлечь частных инвесторов на фондовый рынок, Банки.ру рассказал генеральный директор компании «Открытие Брокер» Юрий МИНЦЕВ.

— Ставки по вкладам продолжают падать и в среднем не превышают 9%. Логично предположить, что люди ищут альтернативные инструменты вложений. Видят ли это брокеры, растет ли спрос на услуги?

— Ажиотажного спроса я не вижу — скорее, вижу его медленный рост. Есть часть людей, которые начинают искать альтернативы из-за того, что ставки по депозитам падают, и им хочется доходности повыше. Но это далеко не большая часть того потока, который к нам приходит. Очень многие приходят с уже готовыми инвестиционными идеями, которые они сами для себя создали. Условно говоря, человек говорит: «Я хочу купить акции «Газпрома». Это называется, что он пришел к нам с собственной инвестиционной идеей. Или другой пример: «Вы знаете, я бы хотел на чем-нибудь заработать больше, чем в банке. Что вы мне посоветуете?» Это как раз те люди, которые поняли, что депозиты уже не очень выгодны, и знают о фондовом рынке. Но абсолютно не понимают, как получить прибыль больше, чем по депозитам. Что нужно купить, в каком объеме.

— Какие еще факторы роста, помимо разочарования в депозитах, есть сегодня у фондового рынка с точки зрения притока частных инвесторов?

— Фондовый рынок до сих пор находится в угнетенном, по сравнению с депозитами, состоянии с точки зрения налоговой истории и защиты денег клиента. Депозиты застрахованы. При этом у нас, к сожалению, в отличие от США, средства на брокерских счетах от банкротства брокера не страхуются.

— Как раз недавно в Госдуму был внесен законопроект о страховании индивидуальных инвестиционных счетов (ИИС). Что, на ваш взгляд, должно считаться страховым случаем и есть ли смысл уравнять размер страхового покрытия с депозитным — 1,4 миллиона рублей?

— Так же как в США, страховать нужно невозможность вернуть деньги клиента в случае банкротства брокера. Что касается размера страхового покрытия, с моей точки зрения, чем эквивалентнее будут защищены депозиты и инвестиции в фондовый рынок, тем лучше.

— Не приведет ли появление страхования к злоупотреблениям? Какие вы видите риски этих страховок?

— Риски понятны: они связаны с тем, что появятся какие-то мелкие компании, которые соберут деньги и удерут, как, в принципе, по некоторым банкам мы сейчас видим. Есть куча мелких банков, которые «пылесосят» деньги, и потом с ними исчезают либо владельцы, либо топ-менеджеры.

Истории страхования вкладов довольно много лет. И сейчас уже видно, какие ошибки были совершены в начале, когда она создавалась — при допуске банков в систему, и потом. Сейчас, с точки зрения того, принять банк в систему страхования или нет, мониторинг есть только на входе. Если страхование по ИИС будет вводиться, мониторинг должен быть не только на входе. Должно постоянно анализироваться финансовое положение брокера или управляющей компании: какая нагрузка, финансовая модель. Тогда, я думаю, таких историй, как в последнее время с банками, не будет или будет меньше.

Мы же почти не видим прецедентов, когда банк был в системе страхования, потом его оттуда исключили, но он продолжил функционировать. Такого нет. Его выкидывают из системы страхования вкладов потому, что у него отзывают лицензию. На мой взгляд, это неправильно. Видя ошибки, которые были совершены, а также учитывая американский опыт страхования брокерских счетов, можно не изобретать велосипед, а создать хорошую систему страхования и на фондовом рынке.

— Должна ли нагрузка по страхованию ИИС лечь на АСВ?

— Речь вообще не идет о нагрузке. Государство может не участвовать в формировании этого фонда страхования. Хотя, если брать опять же историю с банковским страхованием, государство вначале вкладывало деньги в фонд АСВ (сейчас АСВ берет кредиты у государства в лице ЦБ. — Прим. Банки.ру). Фонд страхования ИИС будет формироваться за счет средств самих брокеров и управляющих компаний. А они эти затраты перенесут на конечных клиентов.

— То есть для клиентов с появлением страховки услуги подорожают?

— Да, подорожают. Но точно так же банки сейчас отчисляют средства с депозитов в АСВ, и это сказывается на клиенте. Если бы отчислений не было, ставка по вкладам была бы на 0,5—0,6 процентного пункта выше. Вот и все.

— Какая динамика по ИИС сейчас? Много ли клиентов, которые приходят только за таким счетом?

— В начале 2016 года у нас было открыто 15 тысяч ИИС, к концу года — 30 тысяч. Истории, чтобы клиент пришел к нам исключительно за ИИС, редки. Год назад это было 5—10% от числа тех, кто открыл инвестиционный счет. Сейчас это, наверное, 10—15%. То есть люди приходят в целом за брокерскими услугами и попутно открывают ИИС. Либо они знали о том, что есть такой инструмент, либо мы им рассказываем о нем, уже когда они пришли. На 400 тысяч рублей ты пришел поторговать — вот есть такой инструмент, который позволяет инвестировать и еще получить налоговую льготу.

— А сколько из ИИС активных, то есть тех, на которые заведены деньги и по которым совершаются операции? И какие операции по ИИС популярны?

— Около 36% открытых у нас ИИС — это счета, на которые заведены деньги. Как я уже говорил, большая часть владельцев ИИС — люди, которые и раньше торговали на фондовом рынке на обычных счетах. Поэтому чаще всего они просто копируют те стратегии, которые используют на обычных брокерских счетах. У нас это и срочный рынок, и активные операции с акциями. Порядка 30% владельцев ИИС выбирают так называемые продукты с рекомендациями, в которых мы советуем, например, 5% средств вложить в акции «ЛУКОЙЛа». Стратегий у нас не очень много — есть с акциями, есть с облигациями. В рамках облигационной стратегии мы пока предлагаем только ОФЗ.

— Поможет ли, на ваш взгляд, страхование ИИС значительно увеличить популярность этого инструмента? Нужно ли увеличивать размер первоначального взноса с 400 тысяч до 1 миллиона рублей, а также размер налогового вычета?

— Слово «значительно» для каждого имеет свой вес. Если мы говорим, что сейчас 15% новых клиентов приходят к нам только за ИИС, эта доля может удвоиться после введения страхования. То есть 30% будут приходить к нам только за счетом.

Что касается увеличения взноса и вычета, думаю, что эта опция принесет на рынок не миллионы, а десятки тысяч. На мой взгляд, это делать стоит, но решать все-таки не нам, а государству.

— Рассматриваете ли вы как конкурента брокерским продуктам инвестиционное страхование жизни?

— Надо понимать, что есть продукты брокерские, а есть продукты asset management — управления активами. Коренное отличие заключается в том, что решение о конечной сделке при использовании брокерских услуг клиент принимает сам. Даже если мы что-то ему посоветовали купить, все равно от него нужен акцепт (одобрение). В случае управления активами акцепт от клиента, чтобы купить на 5% средств акции «Газпрома», не нужен.

С моей точки зрения, инвестиционное страхование жизни — это продукт управления активами. Понятно, что в России есть много финансовых групп, где есть и УК, и брокер. Но в целом ИСЖ является конкурентом инвестиционным продуктам для управляющих компаний.

— В последнее время много говорят про технологии, которые помогают привлечь инвесторов на рынок. В частности, ставшее недавно доступным удаленное открытие счетов. На ваш взгляд, повышает ли это интерес к рынку?

— Я изначально прогнозировал, что само по себе удаленное открытие счета не может привести клиентов на рынок. Потому что инвестиции — это серьезная вещь. Если ты хочешь этим заниматься, тебя не должно останавливать, что ты должен два часа потратить, чтобы добраться до управляющей компании или брокера. Из мелких городов, где брокеров мало или нет вообще (бывают даже отделения Сбербанка, где нельзя оформить, насколько я знаю, брокерский счет, — может быть, сейчас это изменилось), клиентов очень немного. Зарабатывающих людей там — тех, которые не переезжают в какие-то крупные города, где брокеры есть, — практически нет.

Поэтому удаленное открытие счета — да, это удобство, но никакая не революция.

— Какие еще новации помогли бы привлечь на рынок частных инвесторов?

— Как я уже говорил, прежде всего это налоги и защита инвестиций, сопоставимые с депозитами.

Есть еще другая проблема, более глобальная. На нашем рынке мало эмитентов и инструментов. Но эту проблему нельзя так просто решить. Это не может сделать Минфин или ЦБ. Чтобы ситуация изменилась, должен быть экономический рост, мелкий и средний бизнес должны развиваться.

Пока же инструментов немного, а в тех, которые есть, недостаточно ликвидности. Например, если много людей одновременно захотят купить какую-нибудь не очень ликвидную акцию, то с ценой на эту акцию в этот день может произойти много неожиданного.

— А много тех, кто вкладывает в американский рынок или другие?

— Не очень. Меньше 5% клиентов.

— Что, по вашему мнению, является основным препятствием, мешающим нашим людям зайти на фондовый рынок?

— Основное препятствие — это понимание, что, в отличие от депозитов, прибыль на фондовом рынке не гарантируется. Те, кто приходит, спрашивают: «А я могу не заработать?» Да. «А что, я могу и потерять?» Да. Даже если вы купите облигации. Даже ОФЗ в нашей истории затронул дефолт в 1998 году.

У нас ставки по депозитам по-прежнему достаточно высокие — в Европе и США, например, они составляют 1%. Гарантия 1%, наверное, не сильно важна, а вот 8—9% уже имеет смысл. Для того чтобы привлечь население на фондовый рынок, ставки по вкладам должны упасть до 3%. А это в нашей стране рано или поздно произойдет, потому что от ставок по депозитам зависят ставки по кредитам. Все, что больше 10%, очень тяжело для бизнеса, где проекты часто долгосрочные. Для развития экономики нужны низкие ставки по кредитам, а кредиты берутся из депозитов — как физических, так и юридических лиц.

— Кого сегодня больше среди клиентов — тех, кто воспринимает фондовый рынок как дополнительный источник дохода, или тех, для кого это профессиональная деятельность?

— Подавляющее число клиентов — те, для кого эта деятельность побочная, дополнительный источник заработка. Но и они активно управляют портфелем, тратя на это, например, час в день. Конечно, среди частных лиц есть профессиональные трейдеры, которые не только своим портфелем управляют, но и еще берут в «черное» доверительное управление у других «физиков». Однако в процентном соотношении их очень мало, меньше 1%.

— Все-таки готовы ли обычные люди, которые ничего в этом не понимают, идти на рынок?

— А я вам скажу. Понятие «у меня много денег» для всех людей разное. Кто-то может сказать так, имея 200 тысяч рублей, а кто-то — имея 20 миллионов рублей (а 19 миллионов — это еще немного). Так вот, когда человек решает, что у него много денег, он начинает задумываться, есть ли что-то, кроме депозитов. А когда у него денег немного, чаще всего он об этом и не думает.

— А какой средний размер ИИС сегодня и средний размер обычного брокерского счета?

— По ИИС это 300 тысяч рублей в среднем (первичный завод денег, первый взнос). А средний размер брокерского счета — порядка 1 миллиона рублей.

Но надо понимать, что средняя температура по больнице мало что значит. Есть счета, на которых люди поторговали и почти все вывели. Или вывели все, потом пришли дивиденды 50 рублей. Вот он счет — вроде бы не пустой, но понятно, что он никакой. Но мы его тоже считаем, когда меряем среднее значение. А есть клиенты, которые приносят сотни миллионов. Их мало, но из-за того, что они приносят много, сильно влияют на размер среднего счета.

— Судя по статистике АСВ, бывают периоды, когда больше других растут вклады, размер которых выше страхового покрытия, то есть больше 1,4 миллиона рублей.

— Понятно, что даже людей, у которых есть вклады, не так много в нашей стране. А тех, кто готов инвестировать в какие-то более рисковые инструменты, еще меньше. Но, на наш взгляд, никакого другого пути для нашего экономического роста, кроме снижения ставок по кредитам, нет. А это повлечет за собой снижение ставок по депозитам. Я бы всем советовал на это рассчитывать. Как раз из-за того, что мы ожидаем снижения ставок по депозитам, считаем, что спрос на наши услуги будет расти.

Беседовала Евгения НОСКОВА, Banki.ru