«Индивидуальный инвестиционный счет не имеет аналога по соотношению риска и доходности»

«Индивидуальный инвестиционный счет не имеет аналога по соотношению риска и доходности»

Василий Илларионов
CFA, руководитель отдела развития бизнеса, управляющий директор УК «Сбербанк Управление Активами»
17322 4

УК «Сбербанк Управление Активами» запускает дистанционное открытие индивидуального инвестиционного счета. Почему это выгоднее для клиента, смогут ли такие счета стать полноценной альтернативой банковским вкладам?

— Когда вы начали предлагать клиентам индивидуальные инвестиционные счета (ИИС) и почему решили запустить их продажу в личном кабинете только сейчас?

— Мы начали первые продажи в первом квартале 2015 года, но в ограниченном количестве подразделений Сбербанка, это был некий «пилот». Постепенно продажи наращивались по премиальным каналам – в первую очередь через «Сбербанк Премьер». В полную мощность банк начал продавать ИИС управляющей компании через «Сбербанк Премьер» с четвертого квартала 2016 года. На приемлемые объемы продажи вышли с конца прошлого года, сейчас порядка 400 миллионов рублей в месяц поступает на ИИС управляющей компании.

В личном кабинете мы запускаем продажи счетов только сейчас. Но это не означает, что цифровые каналы мы не считаем приоритетными. Мы готовили к запуску новый личный кабинет, который стал более клиентоориентированным, в нем стала доступна удаленная регистрация клиентов. Обновленный кабинет был запущен в преддверии нового года. Первоначально в нем был доступен только функционал покупки и обмена паев открытых паевых инвестиционных фондов. Сейчас можно уже оформить и ИИС. Дальше будем улучшать функционал за счет интернет-эквайринга (возможность оплаты пластиковыми картами непосредственно в личном кабинете), идентификации не только через портал госуслуг, но и через единую систему межведомственного взаимодействия (СМЭВ), чтобы снять фильтр в виде обязательного наличия у клиентов подтвержденной учетной записи на портале госуслуг.

— Как внедрение новых технологий влияет на цену услуг для клиента? Не приводит ли увеличение ваших затрат на IТ к увеличению комиссий за обработку взносов на ИИС? Какой у вас размер комиссий по таким счетам?

— Для нас продажи через личный кабинет по экономике более интересны, чем использование физических каналов (продажа в офисах). Не надо делиться комиссией с агентами, а это существенная часть маржи. Соответственно, выгоднее использовать цифровые каналы.

За счет экономии на агентских комиссиях мы можем предлагать клиентам льготные тарифы. За открытие счета через физический канал клиент платит надбавку — 1% от суммы зачисления. А при оформлении через личный кабинет управляющей компании мы эту надбавку не берем.

— Кто основной покупатель таких счетов? Какой средний размер первоначального и последующего взносов? Какие стратегии по ИИС вы предлагаете и что выбирают клиенты?

— Поскольку у нас основные продажи пошли полгода назад, долгосрочной статистики пока нет. Средний счет сейчас – 320 тысяч рублей, то есть близко к максимально разрешенным 400 тысячам рублей.

Ограничений на минимальную сумму взноса у вас нет?

В личном кабинете мы будем принимать от 50 тысяч рублей, а через физические каналы продаж – от 100 тысяч рублей.

Сейчас у нас две облигационные стратегии для ИИС. Мы ориентируемся на консервативного инвестора и позиционируем ИИС как альтернативу депозитам, особенно с учетом падающих ставок. Поэтому предлагаем стратегии на рублевые и долларовые облигации. Логика для клиентов очень простая – они могут получить доход по облигациям, на который можно рассчитывать с высокой степенью уверенности, плюс налоговый вычет. Это дает хорошую премию к текущим ставкам по депозитам.

Если рассуждать как сугубо рациональный инвестор, то, конечно, первый тип вычета, когда ты получаешь 13% на взнос, выгоднее. Математически доходность по ИИС за три года должна быть больше 100%, чтобы второй тип вычета стал более выгоден.

— И какие облигации выбирают клиенты?

— ИИС – это очень ретейловый продукт, там 95% притоков идет в рублевые облигации. В целом сегмент mass affluent клиентов (которые, грубо говоря, побогаче, чем массовые, у них есть деньги, чтобы что-то сберегать и инвестировать, но они не такие богатые, как ВИП-клиенты) живет в рублевом пространстве. Они зарабатывают в рублях, тратят в рублях, соответственно, предпочитают инвестировать тоже в рублях.

А если говорить не про ИИС, а в целом про продукты для частных клиентов, то у ВИП-клиентов склонность больше к долларовым сбережениям. Если посмотреть на базу депозитов на рынке, то по ВИП-клиентам соотношение 70% в долларах и 30% в рублях, а у высокодоходных массовых – наоборот, 80% на 20% в пользу рублей.

— По данным биржи, большинство владельцев ИИС пока не определились с типом налогового вычета. А в ЦБ недавно призвали брокеров продвигать налоговый вычет второго типа – на инвестиционный доход, а не на взнос. Можно ли рекомендовать всем владельцам ИИС какой-то один тип вычета как экономически более выгодный? Ведь изначально больше рекламировались как раз 13% на взнос.

— Если рассуждать как сугубо рациональный инвестор, то, конечно, первый тип вычета, когда ты получаешь 13% на взнос, выгоднее. Математически доходность по ИИС за три года должна быть больше 100%, чтобы второй тип вычета стал более выгоден, чем первый.

С учетом того, что Госдума приняла закон об увеличении взноса на ИИС до 1 миллиона рублей, при этом сохранив максимальную сумму вычета в 52 тысячи рублей, первый тип вычета все равно выгоднее. Но разница уже не так критична.

— А какова средняя доходность за два года существования ИИС? Многим ли удалось заработать столько, чтобы им имело смысл получить второй тип вычета?

— В облигациях было ралли в 2015—2016 годах и в начале этого года. За прошлый год доходность ИИС в рублевых облигациях (без учета налогового вычета) составила чуть более 12% годовых. В долларовых облигациях – около 5%.

— Поможет ли увеличение первоначального взноса на ИИС до 1 миллиона рублей сделать этот инструмент более популярным?

— Безусловно, это расширяет клиентский сегмент. Каналам, которые обслуживают ВИП-клиентов, ИИС до сих пор были не очень интересны, потому что средний чек на инвестиционные продукты с одного клиента составляет порядка 2,5—3 миллиона рублей. Им заниматься оформлением сделки на 400 тысяч рублей было не очень интересно. За счет увеличения суммы взноса, в том числе и ВИП-клиентам, можно будет предлагать продукт с упором на второй тип вычета. Но это, наверное, больше дополнительной ценности принесет для брокерских ИИС, потому что у управляющих активами есть такой продукт, как паевые инвестиционные фонды (ПИФ). По нему давно есть трехлетний налоговый вычет, освобождение от НДФЛ, если за три года доход клиента меньше 9 миллионов рублей (3 миллиона в год).

Сбербанку с точки зрения формирования надежного образа у клиента нет необходимости говорить еще о какой-то страховке от государства. Он и так воспринимается как банк с квазисуверенным рейтингом.

— Пока не принят, но одобрен правительством закон о страховании ИИС. Как вы его оцениваете? Речь идет о том, что страховаться будут не средства клиента, а риски от банкротства провайдера услуги.

— Во-первых, я допускаю, что многие мелкие брокеры могут вводить клиентов в заблуждение относительно того, что застраховано. Во-вторых, эта система обладает теми же минусами, что и система страхования банковских вкладов, которая столкнулась с «серийными вкладчиками». По сути, система защищает от кредитных рисков провайдера ИИС, но платит за это вся отрасль, вне зависимости от того, кто надежный, а кто – нет.

Сбербанку с точки зрения формирования надежного образа у клиента нет необходимости говорить еще о какой-то страховке от государства. Он и так воспринимается как банк с квазисуверенным рейтингом. Моя позиция заключается в том, что система страхования ИИС может существовать, но она должна быть добровольной. Кто хочет, тот и вступает в нее и платит взносы, а кто не видит в этом смысла, ею не пользуется.

Пока непонятно, будет ли какая-то дифференциация взносов для участников системы страхования ИИС, но четко прописано, что она будет обязательной для всех.

— Увеличение взносов, страховка – что еще могло бы сделать ИИС более привлекательным инструментом инвестирования? Нужно ли расширять линейку инструментов, доступных для покупки на счета?

— ИИС, даже увеличенный до 1 миллиона рублей, это ретейловый продукт, и размер взноса накладывает ограничение в том смысле, что трудно сформировать на эту небольшую сумму полноценный диверсифицированный портфель бумаг для клиента. Идеальным вариантом, на наш взгляд, является покупка ПИФа на ИИС. Чтобы, купив одну бумагу, можно было получить диверсифицированный портфель. Если брать ретейловый сегмент, то сейчас примерно сопоставимы рынки брокериджа и рынок ПИФов. При этом счетам ПИФов статус ИИС не присвоен.

Чего мы, то есть отрасль управляющих компаний, хотим? Решить эту проблему одним из двух способов. Первый – это присвоить ПИФу статус ИИС, чтобы при покупке паев клиент смог претендовать на предусмотренную для ИИС налоговую льготу. Второй способ – при открытии счета доверительного управления ИИС разрешить управляющим покупать ПИФы своей УК на этот счет.

— А сейчас нельзя?

— Сейчас мы свои ПИФы покупать на ИИС не можем, только чужие. Но покупать чужие фонды – это неконтролируемое качество управления, что, собственно говоря, сильно убивает экономику для УК. Поэтому нам бы хотелось иметь возможность покупать на счета ИИС свои фонды. Мы могли бы таким образом существенно расширить линейку продуктов ИИС. У нас сейчас 20 открытых фондов, все их мы могли бы предлагать на ИИС.

— А что сейчас мешает разрешить? Какова логика регулятора?

— Мы обсуждаем это с регулятором и НАУФОР, пока какого-то откровенного неприятия с их стороны нет. Но это требует изменения законодательства, пока обсуждение не на финальной стадии.

Возвращаясь к вопросу о мерах, которые повысили бы привлекательность ИИС, — конечно, необходимо увеличение налогового вычета. Решение про налоговый вычет в размере 13% с 400 тысяч рублей (но не более 52 тысяч рублей) принималось, наверное, году в 2013—2014-м. С тех пор инфляция очень сильно уменьшила стоимость этих денег. Наверное, было бы правильным привести эту сумму к тем реалиям, которые есть сейчас.

— И на сколько, на ваш взгляд, надо увеличить вычет?

— Ну хотя бы, если принято решение об увеличении взноса до 1 миллиона рублей, сумму вычета в 13% распространить на весь объем взноса.

— С какими инструментами инвестиций сегодня конкурируют ИИС? Можно ли назвать их альтернативой вкладам, совпадает ли «аудитория» вкладов и ИИС?

— Спрос на все инвестиционные продукты очень сильно вырос. Клиенты стали смотреть на более высокорисковые инвестиции. Если для крупных инвесторов ИИС не интересны, им не хочется ради 52 тысяч рублей ходить в налоговую, то для мелких розничных клиентов ИИС с точки зрения соотношения риска/доходности и вычета является оптимальным инструментом.

— То есть вычет все-таки главное преимущество?

— Есть некоторое множество финансовых инструментов, которые состоят из акций, облигаций, недвижимости и так далее. Их можно так или иначе упаковать – либо в ПИФ, либо в ИИС. Если налоговый вычет по ИИС больше, то он и выгоднее. То есть ИИС сам по себе – это упаковка, а не инвестиционный инструмент. Вот на сегодня эта упаковка, на мой взгляд, является максимально удобной для клиента с точки зрения срока (три года – это вполне терпимый срок для инвестиций) и с точки зрения вычета.

Необходимо популяризировать тему ИИС с налоговым вычетом в средствах массовой информации. Мало кто еще знает у нас об этом инструменте. Нет историй успеха, которые также могли бы подогревать интерес к этой теме.

— Вы говорили, что вырос спрос на инвестиционные продукты. Как это отражается в цифрах, например, по ПИФам с начала года?

— С начала года в ОПИФ более 8 миллиардов рублей чистых привлечений, в то время как в прошлые два года чистые привлечения были в районе нуля с небольшим плюсом, 1—2 миллиарда рублей за год. Особенно популярны облигации на фоне тренда падения процентных ставок – за пять месяцев этого года фонд «Перспективные облигации» вырос почти в четыре раза по стоимости чистых активов.

Также растут объемы по договорам индивидуального доверительного управления – больше, чем по ПИФам, там порядка 13 миллиардов рублей с начала года. Если брать валовое привлечение, то темпы привлечения 2017 года в три раза превышают темпы 2016-го (за сопоставимый отрезок в пять месяцев).

— На ваш взгляд, депозиты более популярны, чем инвестиционные продукты, из-за недостатка финансовой грамотности?

— Депозит – очень простой продукт, банк гарантирует, что вернет вложенную сумму с определенными процентами. А при продаже инвестпродукта клиенту начинают рассказывать, что ожидаемая доходность такая-то, но могут измениться процентные ставки. Соответственно, он может даже в облигациях, например, заработать меньше, чем ожидаемая доходность (не говоря уже про акции, где реальная доходность с ожидаемой может расходиться кардинально). Еще при этом часто клиентский менеджер сам не до конца понимает, что он предлагает. Это оказывает большое влияние на объемы продаж инвестиционных продуктов.

— По комментариям на Банки.ру мы видим, что дело не только в финансовой грамотности, но и в низкой толерантности к риску – большинство не готовы терять деньги.

— Финграмотность в том числе заключается в толерантности к риску. Чтобы люди понимали, что если у них происходит «просадка», то есть если какие-то активы падают в цене, не надо сразу все продавать, а нужно подождать.

— До какой степени должны упасть ставки по вкладам, чтобы привлечь массового клиента на фондовый рынок?

— У нас прогнозируют снижение ставок до 4—5% к 2020 году. Если так произойдет, вероятно, это будет очень мощным драйвером. В то же время это не та ситуация, как в Европе, где ставки около нуля, и если ты хочешь что-то заработать, депозиты не являются приемлемым инструментом. В России на обозримом горизонте вклады все равно будут оставаться основным инструментом сбережений для населения.

Тем не менее нас будущее все равно радует. Если мы достигнем хотя бы десятой доли депозитной базы Сбербанка, то активы под управлением вырастут более чем на порядок. Сейчас вкладов в Сбербанке около 11 триллионов рублей, у нас активов частных клиентов – порядка 70 миллиардов рублей.

— Вернемся к ИИС. Сбербанк и так лидер по открытию счетов. Сколько вы планируете привлечь еще? До конца года, например?

— У нас в УК в начале года было 2 тысячи счетов, сейчас 6,5 тысячи, а до конца года, мы рассчитываем, будет больше 10 тысяч открытых ИИС. По объемам сейчас 2,1 миллиарда рублей на ИИС. Наверное, около 5 миллиардов рублей до конца года должно быть.

Пока доля этого бизнеса в портфеле УК небольшая — менее 5% активов частных клиентов размещены в ИИС. Но мы уделяем большое внимание этому продукту, поскольку считаем, что за счет налогового вычета он не имеет аналогов с точки зрения риска и доходности в нашей линейке консервативных продуктов. Думаю, со временем большая часть населения оценит эту возможность. Это будет происходить постепенно – так же как, например, происходила работа с «молчунами» в системе обязательного пенсионного страхования. Изначально «молчуны» составляли подавляющую часть всех участников пенсионной системы. Но со временем, когда люди стали понимать, что переход в пенсионные фонды и частные управляющие компании дает им больше возможностей с точки зрения доходности, они стали пользоваться этим правом выбора. И сейчас уже порядка двух третей клиентов находятся вне ПФР.

Примерно такой же процесс будет происходить с ИИС. Просто потребуется несколько лет, чтобы информация о такой возможности инвестирования распространилась среди населения. Нужно, чтобы государство проявило выдержку и продолжило политику стимулирования внутреннего инвестора на фондовом рынке.

Беседовала Евгения НОСКОВА, Banki.ru