«Мы уже привыкли выбирать отели на разных ресурсах. Медицина идет в том же направлении»

«Мы уже привыкли выбирать отели на разных ресурсах. Медицина идет в том же направлении»

Олег Меркулов
первый заместитель генерального директора по развитию и продажам ООО «СК «ВТБ Страхование»
6000 4

Госдума приняла в первом чтении закон о телемедицине, который может сделать медицинские услуги более дешевыми и доступными. Как будет выглядеть страховая медицина будущего и что ждет медицинский туризм в России?

— Планирует ли «ВТБ Страхование» и дальше усиливать свое влияние в сегменте медицинского страхования?

— Если говорить о рынке медицинского страхования в целом, то мы уже являемся лидерами и продолжим активно развивать это направление. Кроме того, в 2016 году «ВТБ Страхование» приобрело «РОСНО-МС», одного из лидеров рынка ОМС, что также открывает перед нами новые перспективы. В этом году мы ставим перед собой задачу завершить присоединение — это сложный процесс и серьезная работа, направленная на повышение эффективности. Нужно выработать единый корпоративный подход и стиль, объединить компании под одним брендом. Но, конечно, мы следим за развитием рынка и в перспективе готовы откликнуться на интересное предложение.

— Планирует ли «ВТБ Страхование» открывать свою сеть клиник по примеру «Ингосстраха», «АльфаСтрахования» и других крупных страховщиков?

— Пусть пироги печет пирожник. Мы выступим в качестве агрегатора: будем направлять, советовать, требовать у клиник выполнения всех необходимых условий как заказчик. Очень трудно в каждой клинике иметь новейшее оборудование и, самое главное, набор врачей высшей категории. Мы считаем, что лучше работать с профессионалами в этой области, чем создавать свои клиники. К тому же, если под брендом страховой компании открывается клиника, конкуренты не всегда готовы направить туда своих клиентов — именно поэтому у таких клиник не самая высокая заполняемость.

Если под брендом страховой компании открывается клиника, конкуренты не всегда готовы направить туда своих клиентов – именно поэтому у таких клиник не самая высокая заполняемость

— А вы направляете своих клиентов в клиники конкурентов?

— Да, мы проблемы в этом не видим. Для нас важнее качество лечения и пребывание в клинике, чем ее принадлежность. Тем не менее я своего клиента лучше направлю в федеральный центр, где есть научная база, где врачи в курсе самых современных технологий, участвуют во всевозможных исследованиях. Если же частные клиники будут иметь врачей мирового уровня, серьезный научный потенциал и доступные цены, то мы с радостью направим клиентов туда.

— Попытки страховых компаний создать собственные клиники оказались не очень успешными. Зачем же это все затевалось? Только ради снижения расходов?

— Иногда в каких-то городах, где присутствует страховщик и есть крупный клиент, например градообразующее предприятие, просто нет клиники достойного уровня, которая позволила бы оказывать весь спектр услуг по программе ДМС. Тогда страховая компания может принять решение об открытии собственной клиники.

— Какова, по-вашему, должна быть роль страховой компании на рынке медицинского страхования и медицинского туризма?

— Между клиентом и клиникой зачастую нужен посредник. Допустим, человеку понравилась клиника в Израиле, но он же не врач. Он не может оценить уровень профессионализма специалистов, правильную ли ему выставили цену — очень часто для иностранцев ее завышают, нужны ли ему все назначенные процедуры и анализы. Эксперт страховой компании проверяет, показана ли человеку та или иная медицинская процедура, в той ли последовательности нужно проводить исследования, — существует множество нюансов.

Кроме того, появляются инновационные методы лечения и препараты нового поколения, о которых не все клиники осведомлены или не имеют позитивного опыта применения новых лекарств. Принципиально важно с самого начала установить правильный диагноз и разработать персонализированный план лечения. Всем этим должны заниматься эксперты международного уровня, которые принимают коллегиальное решение.

Сейчас несколько крупных международных компаний обсуждают IT-проекты по медицинскому туризму, когда человек сам сможет выбирать страну, клинику и врача, исходя из своих предпочтений и финансовых возможностей. Мы уже привыкли выбирать отели на разных ресурсах. Медицина идет в том же направлении.

— Как вы оцениваете перспективы телемедицины в России?

— Безусловно, она будет активно развиваться. Сейчас у большинства людей дома есть тонометры, глюкометры и другие медицинские приборы, например портативные электрокардиографы. Количество доступных гаджетов с хорошим качеством фиксации основных параметров тела человека становится все больше, и этот процесс не остановить. Причем уже сейчас врачи могут получать информацию онлайн и даже связываться с пациентом, если показатели серьезно отличаются от нормы.

Мы сейчас тестируем несколько вариантов различных гаджетов, чтобы включить их в наши продукты. Не раз я опробовал приборы на себе. Недавно, например, тестировал портативный кардиограф. Сам установил на себя датчики, и тут же онлайн информация пошла к нашему бизнес-партнеру по телемедицине. Мне позвонил врач-эксперт и рассказал о результатах. Причем я находился за границей, а врач был в Москве.

Не раз я опробовал приборы на себе. Недавно, например, тестировал портативный кардиограф. Сам установил на себя датчики, и тут же онлайн информация пошла к нашему бизнес-партнеру по телемедицине

Возможно, через несколько лет мы будем иметь дома столько разной аппаратуры, которая позволит врачу онлайн узнать все, что нужно, о состоянии нашего здоровья. И необходимость визита в клинику во многих случаях отпадет. Врач онлайн будет иметь доступ к истории болезни и обращений клиента, к более ранним исследованиям, а также к данным о состоянии здоровья пациента на данный момент времени.

Вопрос даже же не в том, чтобы у каждого дома было дорогостоящее медицинское оборудование. Оно может находиться в администрации поселка, на корабле, в поезде или на буровой платформе в Ледовитом океане... В этом случае обученный специалист, например медсестра, сможет помочь правильно снять необходимую информацию о состоянии здоровья местного жителя, сотрудника или пассажиров и передать ее врачу-эксперту онлайн, который даст рекомендации и назначения. С такой передачей данных от датчиков к аппарату у врачей уже нет проблем.

— Главное, чтобы был доступ к Интернету хорошего качества, а это есть далеко не везде…

— Все же обеспечить доступ к Интернету гораздо проще и дешевле, чем провести дорогу, построить и оснастить клинику, да еще и привлечь туда опытных врачей.

— Принятие закона о телемедицине изменит ситуацию на рынке медицинского страхования?

— Сейчас речь идет о переходе от дистанционного контакта «доктор — доктор» к дистанционному общению «доктор — пациент», и я считаю это правильным. И во всем мире это уже обсуждается или применяется. Иметь хорошего доктора в каждом поселке невозможно, а онлайн проконсультироваться с врачом федерального уровня возможно. Он может просто рекомендовать сдать определенные анализы и провести необходимые обследования в местной поликлинике. А потом, основываясь на результатах, дать дальнейшие рекомендации по плану лечения или подсказать, к какому врачу обратиться очно, если это необходимо.

— «ВТБ Страхование» давно развивает телемедицину?

— Около года, сейчас у нас есть уже несколько продуктов — и детских, и взрослых. Мы их продаем через ВТБ 24 и Почта Банк. Ведем переговоры с различными партнерами и приглашаем к сотрудничеству. Мы фактически сразу отметили большой спрос на эти страховые полисы. Например, наш полис «Детский доктор», который был запущен первым, за три месяца с начала продаж купили около 8 тысяч человек. По отзывам клиентов, это удобный инструмент для ведения детей с хроническими заболеваниями. Полис часто выручает в поездках за рубежом, когда нет русскоговорящих врачей, да и просто за городом, на даче, когда рядом нет врача. Им, кстати, самостоятельно пользуются и подростки, которые не все моменты готовы обсуждать с родителями и с врачами при личной встрече, а онлайн им проще и привычнее. Такая вот психологическая особенность. Например, востребованны услуги диетологов у подростков с повышенным весом и многое другое.

— Какое соотношение между детскими и взрослыми программами?

— Соотношение примерно 2,5 к 1,5 — взрослых людей просто больше.

— Большая часть случаев удаленного консультирования — это первое обращение к врачу или наблюдение после очного контакта?

— Как правило, это годовое наблюдение, в большинстве продуктов у нас предусмотрено неограниченное число обращений, в том числе консультации профильных специалистов — сейчас нашим клиентам доступны врачи более 20 специальностей. По нашим наблюдениям, основная часть обращений приходится на экстренные случаи во время путешествий и нахождения вне дома или за вторым медицинским мнением врачей высшей категории. Например: «Меня давно лечат, а у меня все равно высокий сахар. Может, меня неправильно лечат?».

— На кого, по вашему мнению, нацелена телемедицина?

— На самые разные категории и возрасты. Это и дети, и взрослые, особенно те, кто много работает и им просто некогда идти к врачу. Кроме того, продукт очень поможет пенсионерам. Это та категория, которая больше всего нуждается в медицинских услугах, причем часто им достаточно просто поговорить со специалистом. Они прекрасно общаются с врачами по телефону. Потом есть же инвалиды, люди с хроническими заболеваниями — им постоянно нужна квалифицированная помощь, а ходить по клиникам нет возможности. Мы тщательно отбираем врачей, работающих в телемедицинских программах, которые готовы помогать пациенту дистанционно.

— Это русские врачи или зарубежные?

— В настоящее время это российские врачи, работающие в лучших медицинских учреждениях. Но мы обсуждаем возможность привлечения иностранных врачей для работы с нашими иностранными клиентами. Многие российские врачи оперируют и консультируют не только в РФ, но и в известных зарубежных клиниках. У нас был случай, когда наш сотрудник со сложным случаем поехал оперироваться в Израиль, а ему там предложили… известного российского хирурга из Москвы. Там операция стоила несколько десятков тысяч долларов, здесь, в Москве, ему в итоге этот же хирург сделал операцию по госгарантиям совершенно бесплатно.

Наш сотрудник со сложным случаем поехал оперироваться в Израиль, а ему там предложили… известного российского хирурга из Москвы. Там операция стоила несколько десятков тысяч долларов, здесь, в, Москве ему в итоге этот же хирург сделал операцию по госгарантиям совершенно бесплатно

В другой ситуации тоже известный хирург напрямую спросил пациентку: «По вторникам я оперирую в Цюрихе, по средам — в Мюнхене, по пятницам — в Москве, вам где удобнее?» Так что наши высококлассные врачи очень востребованны и в Европе. Но помимо замечательных врачей у нас есть и медицинские центры с самым современным оборудованием. Наша задача в каждом конкретном случае рекомендовать определенного врача с большим опытом в данном направлении. А также медучреждение, где есть все необходимое, и предоставлять услуги нашим клиентам именно там. На сегодняшний день у нас в стране нет хорошего агрегатора на рынке медицинского страхования…

— И вы как раз хотите им стать?

— Мы движемся в этом направлении. Наш набор розничных страховых продуктов фактически закрывает потребности человека в медицинских услугах.

— Что, на ваш взгляд, нужно менять в системе ОМС сейчас?

— Существует возможность гораздо большего участия страхового капитала в системе обязательного медицинского страхования. Получается, что у нас есть обязательное медицинское страхование и большинство людей им пользуются. Но есть люди, которые не верят в ОМС или не знают, как им правильно пользоваться, как получить доступ к лучшим врачам и клиникам. Они предпочитают самостоятельно выбирать, где лечиться, и самостоятельно оплачивают все эти медицинские услуги. При этом не всегда делают правильный выбор.

Отсюда вытекает и другой вопрос. Так, у нас не принято обращаться к медицинским юристам, этот институт совсем не развит, зато в США часто шутят: «пошел к врачу — возьми с собой юриста». Почему бы не сделать продукт ДМС, который начинает работать в случае медицинских осложнений по любой причине? У нас же нет страхования ответственности врачей от врачебных ошибок. Но бывают и другие случаи, когда, скажем, после операции на глазах человек упал или сильно ударился, началось отторжение, хотя операция была проведена успешно. Требуется повторная операция, это дорого. А так страховка покрывала бы такие случаи. Такого продукта пока нет, но мы думаем о его создании.

— Считаете ли вы необходимым и возможным развивать медицинский туризм в России?

— Медицинский туризм сейчас одно из приоритетных направлений развития нашей компании. Сейчас перед нами стоит задача привлечь на лечение в Россию по страховым программам иностранных граждан из стран СНГ, Восточной Европы, Юго-Восточной Азии, Ближнего Востока, а возможно, и из Африки. По нашим оценкам, около 500 миллиардов долларов в год люди тратят на лечение не в своих странах. И любой процент от этой суммы для России был бы хорош.

— Какая доля сейчас приходится на Россию?

— Это очень трудно посчитать. Люди въезжают по обычным туристическим визам или вообще без визы, и узнать, посещали ли они клинику, невозможно. По разным оценкам, с целью обращения к врачу в Россию приезжает от 12 тысяч до 100 тысяч человек в год.

— Есть ли спрос со стороны зарубежных туристов на услуги наших медицинских центров?

— Спрос есть. У нас много клиник с мировой славой — Центр Илизарова в Кургане, куда приезжают не только с травмами позвоночника или проблемами ортопедии, но и со многими другими проблемами. За офтальмологической помощью в Россию в центр Федорова иностранцы обращались еще в 80-е годы прошлого века. К счастью, у Святослава Николаевича Федорова много достойных учеников, хорошая школа. У нас есть прекрасные врачи, есть хорошее оборудование. Есть частные и государственные клиники, которые имеют право оказывать услуги на коммерческой основе. Мы хотим, чтобы это было не спонтанно и за счет клиента, а централизованно, при поддержке и под контролем местных страховых компаний. Чтобы человек не рисковал своими деньгами, а получал качественную страховую защиту на случай заболевания. Когда человек покупает медицинскую страховку, он приезжает с пониманием того, что у него есть деньги, что ему хватит на необходимое лечение — за все в рамках страховой суммы отвечает страховая компания. В противном случае клиент приехал, лег на операционный стол, и тут выясняется, что нужно делать что-то еще, что не было предусмотрено изначально. Как в этом случае должен поступить врач? Зашивать, будить и спрашивать клиента, есть ли у него деньги на дополнительные манипуляции или анализы? И на самом деле часто бывает, что пациент не получает всю необходимую помощь в таком случае, если у него нет страховки и он рассчитывает только на свои средства. И у нас, и в Германии, и в Израиле, когда у человека есть покрытие в 1 миллион долларов, врач может смело делать все необходимое.

Клиент приехал, лег на операционный стол, и тут выясняется, что нужно делать что-то еще, что не было предусмотрено изначально. Как в этом случае должен поступить врач? Зашивать, будить и спрашивать клиента, есть ли у него деньги на дополнительные манипуляции или анализы?

— А как сейчас обстоят дела с медицинскими визами в Россию?

— Необходимо, чтобы в России появился институт медицинских виз и чтобы можно было продлить визу по показаниям врача без выезда из страны. Это принципиально важно. Возможно, эта виза не будет называться медицинской, но при предъявлении направления на лечение визы должны выдаваться по упрощенной процедуре. Да и статистический учет по специальным визам вести легче. Со странами СНГ и рядом других стран, например Израилем и Китаем, сейчас все значительно проще: где-то действует безвизовый режим, где-то — упрощенная процедура получения любой визы. Надеемся, что скоро станет проще и со всеми остальными.

— Откуда едут к нам за медицинской помощью? В основном из стран бывшего СССР? И за чем едут: за низкими ценами, за именитыми врачами?

— Большой поток потенциальных медицинских туристов идет из стран СНГ, из приграничных областей Китая, но приезжают и из Германии, и из других стан Европы, и даже из Америки. Из стран Азии и Африки приезжают. Едут и из-за того, что цены на медобслуживание ниже, чем в Европе или Израиле, и ради хороших врачей. Кроме того, в России сейчас много новейшего оборудования, порой — более высокого уровня, чем даже в израильских клиниках или в Европе.

— А «внутренний медицинский туризм» у нас есть?

— Да, люди ездят из региона в регион на лечение. Причем из регионов едут в Москву за консультацией и высокой квалификацией врачей, а из Москвы едут в регионы, чтобы сэкономить. Цены на медуслуги очень сильно отличаются. Мы считаем, что это интересная и выгодная ниша, будем этим заниматься, искать подход. Будем работать и в Москве, и в регионах, и с государственными медицинскими центрами, и с частными клиниками. Наша цель — гарантировать клиентам качество за доступную цену. А главное — контролировать ход лечения и оплатить клиенту незапланированные затраты в случае осложнений. Важно, чтобы люди получали не просто качественную услугу, а чтобы им было комфортно и приятно, чтобы им не забывали улыбаться.

Беседовала Ольга КУЧЕРОВА, Banki.ru