«Даже имея 15—20 долларов, можно купить иностранные акции»

«Даже имея 15—20 долларов, можно купить иностранные акции»

Евгений Сердюков
генеральный директор Санкт-Петербургской биржи
6888 5

До конца года Санкт-Петербургская биржа планирует увеличить дневной оборот до 100 млн долларов. Какие иностранные акции самые популярные, за бумагами каких недоступных в России отраслей следит сама биржа и зачем ей биткоин?

— Какой среднедневной оборот сейчас и насколько он изменился с тех пор, как на бирже были запущены торги иностранными акциями? Какие действия биржи приводили к росту оборотов торгов и чего бирже не хватает?

— Рынку иностранных бумаг на Санкт-Петербургской бирже два с половиной года, и за это время мы прошли два этапа. Первоначально мы сделали локальный рынок, на котором торговалось 50 американских акций, и ликвидность создавалась маркетмейкерами. В течение первого года мы работали, прежде всего, над подключением брокеров — чтобы они могли предлагать своим клиентам качественный продукт по инвестированию в иностранные акции на Санкт-Петербургской бирже. Во второй половине прошлого года мы сделали существенный скачок в развитии самого продукта — предоставили участникам торгов возможность заключать сделки с иностранными бумагами с использованием мировой ликвидности. То есть условия, по которым инвестор на Санкт-Петербургской бирже покупает акции любой компании (ценовые, объемы сделок), ничем не отличаются от покупки иностранной бумаги на американской площадке (NYSE, NASDAQ и других). Эта технология предоставления мировой ликвидности положила начало активному росту объемов торгов в течение прошлого и этого года.

С мая 2016 года объем торгов вырос больше чем в пять раз, количество активных клиентов — больше трех тысяч счетов. Это уже серьезная цифра, с которой можно стартовать. Перед нами совет директоров НП РТС (основной акционер ПАО «СПБ») поставил задачу достичь к концу года оборота 100 миллионов долларов в день. Сейчас среднедневной объем — 15 миллионов долларов, максимальные цифры в июне — 35 миллионов долларов в день.

Поставленную задачу будем решать тремя способами. Мы планируем существенно расширить линейку инструментов. Сейчас на бирже обращается 477 иностранных бумаг, в ближайшие несколько недель все акции S&P500 будут доступны инвесторам. Дальше планируем расширить линейку до нескольких тысяч акций. Мы работаем над тем, чтобы дать участникам торгов возможность покупать ETF и ряд других инструментов.

Вместе с крупными ретейловыми брокерами мы совершенствуем качество продукта. Наша цель — сделать так, чтобы для клиента одинаково просто было покупать акции российских эмитентов на Московской бирже и иностранных — на Санкт-Петербургской бирже. Маржинальное кредитование, удаленная идентификация, единая позиция — это те необходимые вещи, которые мы с брокерами должны сделать, чтобы у инвестора появился продукт хорошего качества.

Для краткосрочных стратегий есть интересная спекулятивная бумага – Gilead. Эта американская биотехнологическая компания разработала лекарство от гепатита С. Болезнь считалась неизлечимой, но Gilead удалось сделать настолько эффективное лекарство, что люди стали выздоравливать.

Также мы работаем над привлечением на рынок профессиональных алготрейдеров. Мы убеждены, что их также заинтересует качественный продукт. С появлением технологии предоставления мировой ликвидности на бирже алготрейдеры могут быть и маркетмейкерами, и маркеттейкерами. Мы даем им прямой шлюз к торговой системе биржи и уникальные рыночные данные, плюс предоставляем возможности создания и адаптации к новому рынку торговых алгоритмов (тестовые торги, историческая маркет-дата).

— Какие иностранные бумаги пользуются наибольшим спросом у клиентов? Какие стратегии они выстраивают (долгосрочные, краткосрочные)? Есть ли смысл покупать иностранные акции с целью получения дивидендов?

— Рынок развивается с прицелом на ретейловых клиентов. Поэтому понятно, что частные инвесторы вкладывают деньги в те компании, которые на слуху. Вы можете сами отгадать, какая компания на первом месте.

— Apple?

— Очевидно. Apple — лидер по обороту торгов иностранными акциями на Санкт-Петербургской бирже. Вторую компанию вы тоже можете угадать.

— Facebook?

Правильно. А вот третья неожиданная — Alibaba, на четвертом месте Tesla. То есть все лидеры по обороту на Санкт-Петербургской бирже — это известные всем компании. В то же время мы большое внимание уделяем информированию инвесторов о перспективных компаниях, бумагах для дивидендных стратегий, долгосрочного и краткосрочного инвестирования.

Обучая клиентов инвестициям, мы всегда предлагаем им определиться, какие срок инвестирования и соотношение риск — доходность им подходят. Тем, кто хочет инвестировать на долгий срок, можно порекомендовать акции Visa, Apple, Amazon. Доходность на пятилетнем горизонте по ним — от 80% до 340%. Для дивидендных стратегий можно выбрать акции Century Link (дивидендная доходность — 8,27%) — крупная телекоммуникационная компания, Mattel (6,83%) — всемирно известный производитель кукол Барби, Macy's (6,65%) — крупнейший сетевой ретейлер одежды.

Для краткосрочных стратегий есть интересная спекулятивная бумага — Gilead, волатильность за неделю по ней — 1,59%. Эта американская биотехнологическая компания разработала лекарство от гепатита С. Болезнь считалась неизлечимой, но Gilead удалось сделать настолько эффективное лекарство, что люди стали выздоравливать. Сложилась интересная ситуация — потребности в лекарстве все меньше, что стало сказываться на показателях и выручке Gilead. Сейчас они разрабатывают лекарства от других заболеваний, в том числе средства поддерживающей терапии для ВИЧ-инфицированных.

— Об этой компании в России наверняка знают немногие. Как, на ваш взгляд, можно популяризировать доступ к иностранным акциям через Санкт-Петербургскую биржу и кто должен это делать — НП РТС, сами брокеры? Не кажется ли вам, что на рынке не хватает русскоязычной аналитики по американскому рынку ценных бумаг?

— По иностранным ценным бумагам аналитики море, но она вся на английском, не все инвесторы достаточно знают язык. К тому же в этом море тоже можно утонуть. Мы как биржа ставим себе задачу помочь инвесторам в иностранные ценные бумаги и сделать хорошую аналитическую поддержку. Эта задача лежит на бирже и брокерах — очевидно, что одних наших усилий будет недостаточно.

У нас есть аналитическое подразделение, мы работаем над созданием ресурса для инвесторов, на котором размещается информация об иностранных эмитентах, корпоративных событиях, публикуются торговые идеи. Это доступно в кабинете инвестора на сайте биржи. Мы будем его улучшать, предлагая возможность посмотреть на успешные торговые стратегии.

В апреле этого года мы приняли решение дать участникам торгов возможность покупать еврооблигации. Основная особенность торгов на бирже – лот 1000 долларов. Их могут покупать инвесторы с небольшим капиталом, в отличие от внебиржевого рынка, где лоты составляют 100-200 тысяч долларов.

В то же время мы ведем работу с брокерами, чтобы они создавали у себя подразделения по иностранным ценным бумагам. Они уже есть у «Финама», ИК «Церих Кэпитал Менеджмент», но работа в самом начале. Уверен, что по мере роста популярности торгов иностранными бумагами на Санкт-Петербургской бирже мы добьемся того, чтобы у каждого брокера была приличная аналитика. У нас есть цель сделать так, чтобы частный инвестор мог получать аналитику на русском языке не хуже, чем профессиональный трейдер в Bloomberg.

— Возвращаясь к числу доступных на бирже инструментов — вы уже сказали, что сейчас их 477, но планируется кратно увеличить — конкретные инструменты можете назвать? И учитываете ли вы при принятии решения о подключении какого-то инструмента спрос клиентов?

— Конечно, мы планируем дальнейшее расширение, уже скоро к торгам будут добавлены все акции из списка S&P500 и определены новые списки инструментов. Их выбирает не биржа, мы просто создаем инфраструктуру. Определять приоритетность введения новых инструментов должны участники торгов. Существует рабочая группа по развитию рынка иностранных бумаг на бирже, в которую входят представители брокеров и алготрейдеры. Они в процессе совместного обсуждения решают, какие продукты будут наиболее интересны частным инвесторам. Мы, биржа, со своей стороны помогаем в этой работе: на сайте есть постоянный опросный лист на тему приоритетных инструментов. Кроме того, мы учитываем все обращения, которые идут по электронной почте, через чат с оператором и социальные сети, собираем списки наиболее интересных инструментов и утверждаем их на рабочей группе.

— На ETF есть спрос со стороны клиентов?

— Да, прежде всего, со стороны УК, которые управляют ПИФами либо предлагают услуги доверительного управления — от них идет запрос о необходимости вводить ETF в торги. Кроме того, есть большой спрос на такие фонды со стороны алготрейдеров, потому что наиболее популярные алгостратегии — это различные арбитражи, а чтобы выстраивать корзины против индексов, нужны ETF.

— И все-таки — конкретные инструменты?

— Когда подключим, озвучим. Около 20 приоритетных ETF сейчас есть у нас в работе.

— Как проходит процесс включения бумаги в торги, после того как она одобрена рабочей группой? Может быть так, что эмитент не захочет торговаться на Санкт-Петербургской бирже?

— Перед запуском торгов мы около года работали над тем, чтобы обосновать для Банка России целесообразность допуска иностранных бумаг в Россию по инициативе бирже. Нужно было доказать востребованность такого инструмента на российском рынке и, соответственно, поменять регулирование так, чтобы к иностранным эмитентам, которых мы допускаем к торгам, не предъявлялось требований по раскрытию информации и инсайду, как к российским. Все иностранные эмитенты, которые допущены к торгам на известных иностранных площадках, уже соблюдают подобные требования собственных регуляторов.

Сейчас при доступе иностранной бумаги к торгам на Санкт-Петербургской бирже никаких требований к самому эмитенту не предъявляется. Вся ответственность за полное раскрытие информации перед инвесторами и перед Банком России лежит на самой бирже. Чтобы допустить к торгам иностранную ценную бумагу, мы должны опубликовать для инвесторов резюме проспекта на русском языке и далее публиковать новости о корпоративных событиях на русском языке. Кроме того, мы проводим исследование по эмитенту из новой юрисдикции — разрешены ли его акции к покупке неквалифицированными инвесторами. Если это соблюдается, мы публикуем на сайте биржи информацию о том, что в ближайшее время бумага будет допущена к торгам. И отправляем извещение эмитенту о том, что его бумага будет торговаться на Санкт-Петербургской бирже. Через две недели после этого могут стартовать торги.

Мы всегда информируем эмитента, что ему ничего не нужно делать и вся ответственность лежит на бирже. Раньше их очень пугало, что они должны что-то по российскому законодательству раскрывать. После изменения регулирования ответственность с них снята. Однако были компании, которые присылали письма: они не то что против, но озадачены. Мы разъясняли, что эмитенту ничего не угрожает, и вопрос снимался. Это единичные случаи, и сейчас мы ни с кем такой переписки не ведем.

— На бирже представлен ограниченный список еврооблигаций по сравнению с иностранными акциями. Можно ли его расширить?

— В апреле этого года мы приняли решение дать участникам торгов возможность покупать еврооблигации. Основная особенность торгов на бирже — лот 1 000 долларов. Их могут покупать инвесторы с небольшим капиталом, в отличие от внебиржевого рынка, где лоты составляют 100—200 тысяч долларов.

Сейчас процесс развития рынка евробондов в начальной стадии, мы запустили три пилотные бумаги, в ближайшие недели этот список расширится. Будет зависеть от спроса.

— А в опросах, которые вы проводите, еврооблигации фигурируют?

— Да, клиенты указывают интересные им евробонды. Порядка 23 бумаг будет в ближайшее время.

— В чем преимущества торгов иностранными инструментами именно через Санкт-Петербургскую биржу? Что мешает тем, кто хочет, торговать иностранными акциями через иностранных брокеров или инвестировать в ПИФ на иностранные акции, облигации или в тот же S&P500 через ETF?

— Инвестиции через Санкт-Петербургскую биржу — самый простой доступ к иностранным бумагам. Достаточно удаленно зарегистрироваться у брокера, получить доступ в QUIK или любую другую знакомую систему интернет-трейдинга — такой же, как по российским бумагам, и дальше покупать и продавать. Мы, развивая рынок, рассчитываем прежде всего на ретейловых инвесторов. Поэтому минимальный лот — это одна акция, то есть, даже имея 15—20 долларов, можно совершить покупку. С другой стороны, технология предоставления мировой ликвидности дает возможность совершать и очень большие сделки — у нас были сделки на 1—2 миллиона долларов.

Мы видим ажиотаж в интернете вокруг криптовалют и некий твердый спрос со стороны участников торгов в том, чтобы появились прозрачные торги криптовалютами.

Рынок находится полностью в российском правовом поле, все сделки проводятся под контролем Банка России. В случае спорных ситуаций клиент может обратиться к регулятору или в российский суд. Есть поддержка на русском языке 24 часа в сутки, привычные терминалы брокеров — все, как и при инвестициях в российские бумаги.

— Можно ли сказать, что права у инвесторов, купивших акции на вашей бирже, одинаковы с правами инвесторов, купивших бумаги на американских биржах?

— Мы, создавая рынок, к этому и стремимся. Инвестор получает акции, которые находятся в российском депозитарии, финансовый результат сальдируется по российским и иностранным бумагам. Инвестор получает дивиденды, может участвовать в корпоративных действиях эмитента и так далее. Может эти бумаги перевести из одного депозитария в другой — российский, иностранный.

— Нужно ли платить налог с валютной переоценки иностранных акций?

— Да. Российское законодательство оперирует валютой «рубль», поэтому любой финансовый результат приводится к рублевому. При инвестициях в иностранные бумаги возникает валютная переоценка. При изменении курса валюты инвестор получит прибыль в рублях, которая просальдируется с финансовым результатом от инвестиций в ценные бумаги российских эмитентов.

— Вы говорили о том, что хотите открыть торги биткоинами — что мешает? Какие перспективы есть у этого инструмента как биржевого?

— Сейчас мы видим ажиотаж в Интернете вокруг криптовалют и некий твердый спрос со стороны участников торгов в том, чтобы появились прозрачные торги криптовалютами. Но пока вопрос не определен в юридической плоскости — что это за товар и что за финансовый инструмент. Понятно, что мы, как НП РТС, которое создано брокерами, инвесторами на рынке, видим своей задачей удовлетворение спроса на эти прозрачные торги. Но нужно решить юридический вопрос. После этого можно будет говорить о старте торгов.

Беседовала Евгения НОСКОВА, Banki.ru