Россия в 2017 году набрала 29 баллов из 100 возможных в Индексе восприятия коррупции (Corruption perception index), который ежегодно составляет международная антикоррупционная организация Transparency International (TI), сообщает РБК.

Такое же количество баллов набрали Доминиканская Республика, Гондурас, Киргизия, Лаос, Мексика, Папуа — Новая Гвинея и Парагвай, свидетельствует обнародованное организацией исследование. Перечисленные страны делят с Россией 135-ю строчку из 180 в рейтинге наименее коррумпированных государств, который составила Transparency.

В релизе Transparency отмечается, что уже третий год подряд Россия набирает в индексе 29 баллов, в то же время ухудшилось положение страны в рейтинге: по итогам 2015 года она занимала 119-ю строчку, а по итогам 2016-го — 131-ю. Это связано со включением в индекс новых государств, а также с переменами в других странах, пояснили в Transparency. Например, государства, занимавшие по итогам 2016 года то же место в рейтинге, что и Россия, спустя год незначительно (на 1—2 балла) улучшили свои результаты: это Иран, Украина, Казахстан и Непал.

Лидеры и аутсайдеры индекса последние несколько лет остаются неизменными: первые места занимают Новая Зеландия (89 баллов), Дания (88 баллов), Финляндия, Норвегия и Швейцария (по 85 баллов). Замыкают рейтинг Сомали (9 баллов) и Южный Судан (12 баллов).

«Те страны, которые набрали меньше среднего значения (у нас это 43 балла), — это государства, где отсутствуют сами институты, способные гарантировать безопасность от коррупции», — заявил РБК директор российского отделения Transparenсy Антон Поминов.

Согласно методологии рейтинга, нулевое значение в индексе соответствует максимально возможному уровню коррупции, сотня — минимальному. Transparency составляет свой индекс, используя регулярно публикуемые исследования ряда международных организаций — Всемирного банка, Freedom House, фонда Bertelsmann и других. Каждое из этих исследований анализирует отдельный аспект — инвестиционные риски, свободу слова, уровень жизни, сложность ведения бизнеса, но все они так или иначе затрагивают вопросы коррупции. «Мы вычленяем оттуда вопросы, относящиеся к нашей теме, приводим их все к стобальной шкале и считаем по имеющимся источникам значения для каждой страны», — рассказал Поминов.