Дело о попытках вернуть средства, потерянные в компании с признаками финансовой пирамиды, дошло до коллегии по гражданским делам Верховного суда. Как пишет «Коммерсант», с юридической точки зрения организаторы взаимного фонда «Меркурий» подстраховались: взнос в фонд был оформлен как добровольное перечисление средств одного физического лица другому — «хранителю». Таким образом, деньги граждан исчезли «юридически безупречно». Но юристы указывают на социальную значимость подобного спора.

Спор, касающийся возврата физлицом средств из компании «Меркурий Взаимный фонд», коллегия по гражданским спорам ВС рассмотрит во вторник. Внесение средств в фонд производилось через личные счета третьих лиц — «хранителей», как называл их сам фонд. Таким образом, в данном случае, по сути, одно физлицо истребует денежные средства у другого как неосновательное обогащение. Согласно материалам дела, истица Елена Арсланова на основании личной договоренности с Жанной Нелюбовой перевела денежные средства в размере 600 тыс. рублей на банковскую карту Нелюбовой. Основанием для взноса было участие в организации «Меркурий Взаимный фонд», которая обещала выплачивать 0,6% в день от суммы взноса. Из внесенных 600 тыс. Жанна Нелюбова вернула лишь 146,6 тыс. рублей, и истица требует взыскать через суд 453,4 тыс.

«Меркурий Взаимный фонд» как юрлицо в России не зарегистрирован, адреса, контактов нет, для связи с менеджерами указаны украинские номера телефонов. Фонд позиционирует себя как «социально-финансовый инструмент, построенный на принципах взаимного доверия и взаимопомощи». Существует с 2013 года. На данный момент минимальная сумма взноса составляет 4 тыс., максимальная — 400 тыс. рублей.

Суды первой и апелляционной инстанций отказали в удовлетворении иска Елены Арслановой. Основанием для такого решения стал тот факт, что истица добровольно перечислила средства «во исполнение несуществующих обязательств» в «Меркурий Взаимный фонд», а не была введена в заблуждение. Кроме того, при регистрации на сайте она согласилась с условиями участия: выплаты производятся за счет средств других участников и при отсутствии средств могут быть приостановлены на неопределенный срок, все взносы добровольны и безвозмездны.

Елена Арсланова не согласилась с таким подходом и обратилась в Верховный суд, который передал данное дело на рассмотрение коллегии. Тот факт, что судья ВС не отказал Арслановой, дает шанс на новый поворот в деле: от решения коллегии зависит судьба не только данного конкретного иска, но и других «вкладчиков» «Меркурия», а также пострадавших от иных финансовых пирамид, указывают юристы. «Доказать здесь необоснованное обогащение практически нереально, с юридической точки зрения мошенники хорошо подкованы, и с точки зрения гражданского законодательства правда на их стороне, — отмечает глава коллегии адвокатов «Старинский, Корчаго и партнеры» Евгений Корчаго. — Но, учитывая социальный аспект, суд вполне может отменить решения нижестоящих инстанций и передать дело на новое рассмотрение, дав в мотивировочной части заключения четкие рекомендации суду именно с точки зрения совершенного мошенничества». При этом, по мнению управляющего партнера «Ренессанс-Lex» Георгия Хурошвили, дело должно быть рассмотрено с точки зрения мошенничества конкретного физлица — «хранителя», а не мифического фонда. Кроме того, суд вполне может выйти за рамки данного спора и дать рекомендацию истцу по обращению в правоохранительные органы для возбуждения уголовного дела, и с такой рекомендацией ВС полиции будет сложно уклониться, продолжает он.

Собеседник «Коммерсанта» в правоохранительных органах отмечает: им известно о деятельности взаимного фонда «Меркурий», однако уголовных дел против причастных к нему лиц возбуждено не было из-за отсутствия заявлений потерпевших. Тем более что в ситуации, когда фонд в иностранной юрисдикции, а пожаловаться фактически не на кого, правоохранители очень неохотно возбуждают дела, добавляет Евгений Корчаго.

Если же коллегия ВС подойдет к вопросу формально и просто поддержит решения нижестоящих судов, то осложнит жизнь всем пострадавшим от взаимодействия с фондом. «Наличие подобного гражданского иска, фактически поддерживающего мошенников, может стать препятствием для возбуждения уголовного дела против мошенников», — отметил Корчаго.