Центробанк встал на сторону россиянина, которому Федеральная налоговая служба выписала штраф на 31 млн рублей за незаконный валютный перевод. Об этом сообщает РБК.

Банк России посчитал, что Николай Кузнецов, в прошлом году оштрафованный налоговой инспекцией на 31 млн рублей за возврат в Россию своих случайно замороженных из-за санкций США средств транзитом через Barclays, не имел умысла нарушить закон, зачисляя разблокированные средства на счет в британском банке. В ответе ЦБ на запрос Кузнецова, датированном 15 февраля (есть у РБК), указывается, что цепочку трансакций, внутри которой налоговики усмотрели незаконную валютную операцию, можно рассматривать «с точки зрения фактического содержания», а при таком подходе операция была законной.

Кузнецов был оштрафован, пострадав сначала от того, что его законный долларовый перевод из одного российского банка в другой был заблокирован американским банком-корреспондентом, а затем от того, что разблокированные средства были переведены не напрямую в Сбербанк, а транзитом через счет в Barclays.

Как напоминает издание, в июне 2014 года Кузнецов перевел 616 тыс. долларов из Транскапиталбанка, где у него был открыт вклад в американской валюте, на счет своего отца в Московском Областном Банке. Перевод, поскольку он был в долларах, осуществлялся через корсчет в американском подразделении банка Standard Chartered. Платеж до адресата не дошел — американский банк заблокировал средства, поскольку Мособлбанк находился под санкциями США.

В 2016 году Standard Chartered согласился разблокировать средства, но получить их на счет в России Кузнецов не мог: банк отказывался работать с российскими финансовыми организациями. Деньги были возвращены на счет россиянина, открытый в другом иностранном банке — Barclays (Лондон), а уже с него он перевел средства на счет в Сбербанке. Налоговая инспекция признала зачисление размороженных средств на счет в Barclays запрещенной валютной операцией, поскольку оно проходило без участия уполномоченного российского банка. В результате ФНС наложила на россиянина штраф по статье 15.25 Кодекса об административных правонарушениях в размере 75% от возвращенной суммы перевода — более 30 млн в рублевом эквиваленте.

Штраф, уплаченный Кузнецовым, стал первым в России известным случаем такого наказания для физлица за незаконные валютные операции с 2013 года, когда появилась соответствующая норма в КоАП. Кузнецов обжаловал решение ФНС в суде, который встал на сторону налоговой и отказался отменять штраф. В ноябре Мосгорсуд, рассмотрев апелляционную жалобу, также отказался отменять решение инспекции ФНС. Кузнецов собирается оспорить решение в Верховном суде.

Центробанк, который наряду с ФНС является органом валютного регулирования, в ответе на запрос Кузнецова отмечает, что первоначальная операция по переводу средств на счет его отца осуществлялась без ограничений, а денежные средства были заблокированы санкционным бюро Минфина США OFAC «по обстоятельствам, не зависящим» от Кузнецова. Банк Standard Chartered, где деньги были задержаны, лишь выполнял функцию банка-посредника, отмечает ЦБ. Поэтому, когда валютная сумма была разблокирована путем зачисления на счет в Barclays, фактически — «исходя из совокупности и последовательности совершенных действий» — денежные средства, находившиеся на счете в Транскапиталбанке, были переведены на счет в иностранном банке Barclays. Закон разрешает российским валютным резидентам переводить деньги со счетов в России на счета в зарубежных банках, напоминает ЦБ.

Также Банк России обращает внимание на то, что денежные средства в итоге были переведены со счета Кузнецова в Barclays на его счет в Сбербанке, что «может говорить об отсутствии направленности (его) действий на наступление вредных последствий». «По нашему мнению, указанное обстоятельство целесообразно учитывать при оценке наличия вины и, соответственно, состава административного правонарушения», — указывает регулятор.

Позиция налоговой инспекции была основана на формальном подходе и некорректной оценке фактических обстоятельств, предполагает старший юрист налоговой практики компании Coleman Legal Services Герензал Чимидова: даже если допустить, что спорная валютная операция относилась к незаконной, то совершена она не в результате действий самого Кузнецова. «Диспозиция же статьи 15.25 КоАП предполагает в качестве обязательного признака действия самого лица, привлекаемого к административной ответственности (осуществление незаконных валютных операций)», — указывает она.

В ЦБ отказались от комментариев относительно письма Кузнецову и отметили, что Банк России не комментирует переписку с гражданами. ФНС России в ответ за запрос РБК сообщила, что позиция ведомства была отражена в ходе судебных заседаний. Относительно письма ЦБ налоговая служба комментариев не дает.

Разъяснения ЦБ, предоставленные Кузнецову, не обязательно будут приняты во внимание Верховным судом, они не имеют обязательной юридической силы, указывают опрошенные РБК юристы. Впрочем, по мнению руководителя юридического департамента Heads Consulting Диана Маклозян, Верховный суд может прислушаться к мнению ЦБ. «Валютное законодательство не подразумевает творческого подхода, поскольку запрещает все, что прямо не разрешено. Но, по сути, именно специальными знаниями по рассматриваемому вопросу располагает именно ЦБ. Поэтому суд может прислушаться к разъяснению... именно для того, чтобы сформировать объективную судебную практику по аналогичным спорам», — рассуждает эксперт.