Верховный суд опубликовал полный текст определения судебной коллегии по экономическим спорам относительно кассационной жалобы вкладчика рухнувшего банка «Унифин» на решения судов нижестоящих инстанций по его тяжбе с Агентством по страхованию вкладов. В полном тексте определения, резолютивная часть которого была объявлена 26 марта этого года, подробно разъясняется, почему коллегия отменила предыдущие решения судов по этому делу и направила спор на новое рассмотрение в арбитраж.

Напомним, столичный банк «Универсальные Финансы» был лишен лицензии 15 февраля 2016-го и признан банкротом в апреле того же года. Как сообщалось, в рамках дела о банкротстве банка Агентство по страхованию вкладов, выступающее конкурсным управляющим, обратилось в арбитражный суд с заявлением о признании недействительной сделки от 11 февраля 2016 года по выдаче банком своему клиенту Рашиту Сайфутдинову через кассу 39 850 долларов США, 25 350 евро и 2,55 млн рублей. Арбитражный суд Москвы 18 апреля 2017 года удовлетворил требование АСВ. Постановлениями Девятого арбитражного апелляционного суда от 27 июля и Арбитражного суда Московского округа от 24 ноября 2017 года это решение было оставлено в силе.

Верховный суд встал на сторону вкладчика в его споре с АСВ о возврате средств

Он отменил решения судов по делу вкладчика, который успел снять деньги незадолго до краха банка.

Поясняя свое решение удовлетворить кассационную жалобу Сайфутдинова и его просьбу о направлении обособленного спора на новое рассмотрение в суд первой инстанции, судебная коллегия по экономическим спорам Верховного суда отмечает, что АСВ и суды трех инстанций пришли к выводу о предпочтительном удовлетворении требований данного клиента перед требованиями других кредиторов банка. Этот вывод был сделан ввиду наличия у банка на дату совершения сделки картотеки не исполненных в срок распоряжений других клиентов в связи с недостаточностью денежных средств на корреспондентских счетах.

По мнению ВС, нижестоящими судами не был учтен ряд моментов.

Как подчеркивают в Верховном суде, особенность оспаривания сделок при банкротстве кредитных организаций заключается в том, что, помимо признаков предпочтения, на истца (в данном случае — на конкурсного управляющего) возлагается обязанность доказать нетипичность сделки. «Такое регулирование обусловлено тем, что появление у банка в предбанкротный период финансовых затруднений не исключает возможности осуществления до определенного момента обычной хозяйственной деятельности. При этом на стороне ответчика, являющегося контрагентом банка, всегда будут возникать объективные сложности в представлении доказательств, подтверждающих соответствующий критический момент приостановки операций из-за недостатка ликвидности», — указывают в ВС.

В качестве обоснования нетипичности сделки суды сослались на пункт закона о банкротстве, согласно которому предполагается (пока не доказано иное), что сделка вышла за пределы обычной хозяйственной деятельности, если оспариваемый платеж был осуществлен кредитной организацией через корреспондентский счет (субсчет) с нарушением очередности, установленной Гражданским кодексом РФ, при наличии других распоряжений клиентов, номинированных в той же валюте и не исполненных в срок из-за недостаточности денежных средств на указанном корреспондентском счете (субсчете) этой кредитной организации. Однако исходя из буквального толкования данных положений они подлежат применению только в случае оспаривания расчетных и других платежей, а не любых операций. «Вопреки выводам судов, наличие в банке картотеки не может образовывать презумпцию при оспаривании сделок по выдаче наличных денежных средств добросовестным вкладчикам (клиентам) банка. Такое обстоятельство принимается судом во внимание наряду с иными при исследовании вопроса о типичности сделки для конкретной кредитной организации», — отмечается в определении ВС.

Из него следует, что в законе о банкротстве не приведен исчерпывающий перечень всех случаев нетипичности сделки и о ней могут свидетельствовать иные обстоятельства, однако эти обстоятельства с учетом доводов конкурсного управляющего судом не устанавливались и не проверялись.

​АСВ массово взыскивает с граждан деньги, снятые со счетов перед крахом банков

Такая практика вызывает социальную напряженность и ведет к неоправданному росту судебных издержек АСВ, считают эксперты.

Сам Сайфутдинов в свою очередь объяснял, что основанием для снятия наличных денежных средств послужило приобретение им квартиры. Полученные в кассе деньги в тот же день были внесены в банковский сейф, арендованный на основании договора от 11 февраля 2016 года, с целью произведения расчетов за приобретаемое жилье. Оставшиеся денежные средства (600 тыс. рублей) были возвращены на расчетный счет в банке, то есть Сайфутдинов не предполагал, что банк испытывает финансовые трудности. Кроме того, подтверждая собственную добросовестность, ответчик обращал внимание суда на то, что выдача ему денежных средств 11 февраля была произведена на основании его заявок от 26 и 27 января. Столь большой промежуток времени между заявками и выдачей денежных средств обусловлен правилами банка, предписывающими, что для получения крупных сумм наличных денежных средств соответствующее заявление необходимо направить не менее чем за пять дней. По мнению Сайфутдинова, данные факты указывают, что его требование находилось первым в очереди на исполнение 11 февраля. Доказательств того, что у банка имелись поручения других клиентов, которые в соответствии с требованиями Гражданского кодекса должны были быть исполнены ранее требования Сайфутдинова, АСВ не представило.

Однако суд первой инстанции (и это не было исправлено вышестоящими судами) не дал какой-либо правовой оценки доводам сторон, связанным с добросовестностью ответчика при снятии вклада, что, по мнению ВС, свидетельствует о неполном выяснении обстоятельств, имеющих существенное значение для дела.

«Допущенные судами трех инстанций нарушения являются существенными, без их устранения невозможны восстановление и защита прав и законных интересов должника и его кредиторов, в связи с чем обжалуемые судебные акты подлежат отмене… с направлением обособленного спора на новое рассмотрение в Арбитражный суд города Москвы. При новом рассмотрении обособленного спора суду следует… правильно распределить бремя доказывания и определить, действовал ли Сайфутдинов при снятии вклада добросовестно», — говорится в определении судебной коллегии по экономическим спорам Верховного суда РФ.

АСВ: агентство оспаривает три вида сомнительных сделок лопнувших банков ​

В первую очередь это сделки, направленные на незаконное увеличение реестра требований кредиторов банков.