Санкции, введенные США 6 апреля в отношении 15 российских компаний, а также ряда российских бизнесменов и чиновников, в краткосрочном плане окажут заметное, но ограниченное влияние на макроэкономическую ситуацию в России. Об этом говорится в новом выпуске «Комментариев о государстве и бизнесе», подготовленном институтом «Центр развития» НИУ «Высшая школа экономики».

На финансовых рынках будет сказываться как вынужденная распродажа активов попавших под санкции российских компаний, так и значимый рост риска и соответствующее ухудшение потоков капитала. В 2018 году рост оттока частного капитала (по грубым оценкам — на 20 млрд долларов, с 29 млрд до 49 млрд) и прямые потери от сокращения экспорта приведут к повышению среднегодового курса доллара на 3,5—4 рубля: с 57 рублей без санкций до 60,5—61 рубля с санкциями (при среднегодовой цене на нефть Urals в 67 долларов за баррель). Скачки курса до 65 и более рублей за доллар являлись шоковыми, то есть обусловленными временной паникой, считают эксперты.

​Минфин США расширил санкционные списки в отношении России

В частности, санкции введены в отношении главы ВТБ Андрея Костина и банка «Российская Финансовая Корпорация».

По их мнению, ослабление рубля приведет к ускорению инфляции (декабрь к декабрю) с 3,6% без санкций до 4,1—4,3% с санкциями, что все равно очень близко к таргету Банка России (4%).

В силу повышения риска финансовой дестабилизации и уже гарантированного повышения инфляции ключевая ставка ЦБ, вероятно, сохранится до конца года вблизи нынешних 7,25%, прогнозируют экономисты. Ставки по кредитам нефинансовому сектору также будут несколько выше, чем без санкций, что будет обусловлено как увеличением рисков в экономике, так и более высокой ключевой ставкой.

«По нашим оценкам, под действием перечисленных факторов ожидаемый рост ВВП в 2018 году (при среднегодовой цене нефти 67 долларов за баррель) замедлится с 1,9% (без санкций) до 1,7%, — указывают авторы «Комментариев». — При этом, при отсутствии новых шоков и повышении оттока, и небольшое сокращение экспорта, и ослабление курса рубля, и некоторое повышение ставок будут носить временный характер. Эти эффекты, как и краткосрочное влияние первой волны санкций, будут исчерпаны в течение одного-двух лет».

Тем не менее санкции неизбежно продолжат оказывать негативное влияние на экономический рост на более фундаментальном уровне (ограничение притока иностранных инвестиций, осложнение выхода на внешние рынки и пр.), влияя на общую конкурентоспособность страны, что приведет к ограничению долгосрочных темпов роста, рассуждают эксперты.

По их словам, у приведенного сценария развития событий есть существенные зоны риска. Во-первых, ситуация ухудшится в случае введения ответных санкций со стороны России. Размер российской экономики на порядок меньше экономики США, а это означает, что сколько-нибудь чувствительные для США санкции ударят по России гораздо сильнее. Во-вторых, сами США готовы вновь расширить санкции в связи с ситуацией в Сирии. В-третьих, даже в рамках уже действующих санкций рост оттока капитала в 2018 году может заметно превысить 20 млрд долларов. В-четвертых, российский экспорт может в итоге сократиться больше, чем на прогнозируемые 3—4 млрд долларов, поскольку неизвестен круг предприятий и стран, которые последуют рекомендациям США. И здесь эффект от неявных санкций может превысить эффект от явных, в том числе за счет того, что под неявные санкции могут попасть и другие товары российского экспорта, предупреждают экономисты.

В США подтвердили планы ввести новые санкции против России

Вашингтон рассматривает возможность введения новых санкций в отношении России. Об этом заявила официальный представитель Белого дома Сара Сандерс, сообщает Reuters.

Впрочем, они указывают и на наличие компенсаторных механизмов, которые могут уменьшить негативное влияние санкций. Во-первых, попавший под запрет российский экспорт в США может быть перенаправлен в другие страны. Во-вторых, если ситуация с оттоком капитала будет ухудшаться, возможно использование Банком России инструмента валютных РЕПО, как это было в 2014—2015 годах. Менее вероятен, по мнению авторов обзора, отказ Минфина от покупки валюты в рамках бюджетного правила.

«Даже если ситуация будет складываться по благоприятному сценарию, то есть без дальнейшей эскалации, уже введенные санкции, вероятно, потребуют денежных вливаний со стороны государства, а ситуация на подсанкционных и смежных предприятиях гарантированно ухудшится, что может вызвать рост социальной напряженности в и без того сложный посткризисный период. Будет ли источником финансирования бюджет или, как уже объявлено, государственные банки, вливания вряд ли будут сопоставимы с нанесенным ущербом. При этом задачи помощи пострадавшим от санкций будут конфликтовать за ресурсы с долгосрочными целями (такими, как развитие инфраструктуры и человеческого потенциала). В целом возобновление войны санкций усиливает и без того возросшую изоляцию российской экономики, что способствует закреплению ее технологического отставания и сохранению низких темпов экономического роста», — заключают эксперты ВШЭ.