Цена на нефть может достичь 100 долларов за баррель в 2018 году. Об этом заявил генеральный директор французской компании Total Патрик Пуянне во время визита в Центр стратегических и международных исследований в США, передает РБК со ссылкой на AFP.

«Мы в новом мире. Мы в мире, где геополитика снова доминирует на рынке», — сказал Пуянне, отметив, что не удивится росту цен на нефть до 100 долларов за баррель.

По его словам, ОПЕК и Россия с начала прошлого года придерживались ограничений на производство для повышения цен. «ОПЕК и Россия эффективно реализуют свою политику», — считает Пуянне.

Он добавил, что на ситуацию с ценами влияют и действия Ирана, который увеличил производство на 1 млн баррелей в сутки после введения новых санкций со стороны Вашингтона, а также «катастрофическая» экономическая ситуация в Венесуэле.

Цена на нефть Brent в середине мая поднялась до 77 долларов за баррель на фоне выхода США из ядерного соглашения с Ираном и повторного введения Вашингтоном санкций в отношении Тегерана.

17 мая цена барреля Brent впервые с 2014 года превысила 80 долларов. Аналитики из Bank of America посчитали, что из-за изменений в спросе и предложении на рынке возможен дефицит, а цена на нефть Brent может вырасти до 100 долларов за баррель. При этом в рейтинговом агентстве Fitch заявили, что подобное может привести к сохранению дефицита на рынке в 2018—2019 годах.

В январе 2015 года цены на нефть опустились до 50 долларов, в конце 2016-го страны ОПЕК и 13 не входящих в картель государств, в том числе Россия, согласились снизить добычу для поддержания стоимости.

Президент США Дональд Трамп в апреле этого года обвинил ОПЕК в искусственном перегреве рынка. «Похоже на то, что ОПЕК опять этим занялась. С рекордным количеством нефти повсюду, включая забитые до отказа (нефтью) суда в море, цены на нефть являются искусственно очень завышенными!» — заявил тогда Трамп. Генсек ОПЕК Мохаммед Баркиндо в ответ сказал, что цены формируют условия на рынке. Кроме того, он подчеркнул, что у организации и не входящих в нее стран, реализующих соглашение ОПЕК+, «нет никакой цели по ценам на нефть».