Правоохранительные органы Эстонии заподозрили местных банкиров в том, что за пять лет (2011—2016 годы) они отмыли гораздо большую сумму средств, чем предполагалось ранее. Всего, как рассказал в интервью Bloomberg руководитель подразделения финансовой разведки эстонской полиции Мадис Рейманд, по новым данным, они могли отмыть более 13 млрд долларов, большая часть из которых — 7,3 млрд евро (8,6 млрд долларов) — пришлась на «российские деньги и ценные бумаги». Прежде, по информации финансовой разведки полиции Эстонии, эта сумма оценивалась в 2 млрд долларов.

Несмотря на то что доказательств для возбуждения уголовного дела в связи с выявлением новой информации пока недостаточно, «крайне важно» реализовать план, позволяющий захватить сомнительные активы, законное происхождение которых не может быть доказано, заявил Рейманд.

Отмывание средств, по его словам, осуществлялось посредством сделок, которые проводились по четырем разным схемам. Три их них были известны ранее благодаря расследованиям Центра по исследованию коррупции и организованной преступности (OCCRP), напоминает Bloomberg, отмечая, что в рамках первых двух схем российские активы на общую сумму 47 млрд долларов в основном отмывались через Молдавию.

В рамках третьей схемы, известной как «азербайджанская прачечная», компания и государственные учреждения из этой страны перевели «на нерезидентские корпоративные счета в эстонских банках более 3,9 миллиарда долларов». Ранее OCCRP оценивал сумму легализованных таким образом средств в 2,9 млрд долларов, подчеркнул Рейманд.

Четвертая схема заключалась в передаче акций и облигаций российских компаний на счета нерезидентов в эстонских банках. После этого ценные бумаги продавались через местную финансовую систему, а вырученные средства выплачивались нерезидентам. Последние же, по словам Рейманда, переводили деньги «в десятки стран и тысячи компаний в обмен на различные товары и услуги».

Ранее OCCRP сообщал, что подозрительные сделки проводились через эстонское подразделение банка Danske Bank, однако Рейманд отказался назвать конкретные банки, вовлеченные в мошеннические схемы. Он лишь отметил, что каждая из них реализовывалась более чем через один банк, однако в последние годы действия эстонского регулятора резко сократили возможности мошенников.