Максимально допустимое отношение внешнего долга к пассивам российского банковского сектора близко к 20%, говорится в статье первого зампреда Центробанка Алексея Улюкаева и аспирантки возглавляемой им кафедры «Финансы и кредит» экономичеcкого факультета МГУ Елизаветы Даниловой, опубликованной в майском номере издаваемого ЦБ журнала «Деньги и кредит». Об этом в четверг пишет газета «Ведомости». Прошлой осенью доля внешних займов превысила этот рубеж — 20,4% на 1 октября, но затем вернулась на безопасный уровень — 17,4% к началу этого года.

Границу Улюкаев и Данилова определили по итогам стресс-теста, заложив в качестве негативного сценария падение средней цены на нефть марки Urals в этом году до 25 долларов за баррель. Это повысит процентный, валютный и кредитный риски, а также риск ликвидности, отмечают авторы, что грозит банкам убытками в 766 млрд рублей. Главная причина — ухудшение качества заемщиков: объем дефолтов по стресс-сценарию составит 1,3 трлн рублей. От процентного риска банки защищены существенным объемом средств на счетах, нечувствительных к изменению ставок. А от риска девальвации рубля их должна уберечь открытая валютная позиция, которую банки существенно нарастили к 1 февраля, считают Улюкаев с Даниловой.

К началу года доля просроченной задолженности в кредитных портфелях российских банков, по данным ЦБ, составляла 2,1%. К 1 апреля она выросла до 3,1%. При базовом сценарии, предусматривающем среднюю стоимость нефти в 41 доллар за баррель, к концу года доля просроченной задолженности должна вырасти до 5,8%, подсчитали Улюкаев и Данилова. Но при 25 долларах за баррель доля просроченной задолженности превысит 10%. Этот уровень правительство считает критическим для Сбербанка и ВТБ, обещая им немедленное увеличение капитала в таком случае. А процентные ставки за год должны вырасти на 6% в базовом сценарии и на 10% в стрессовом.

Более высокий уровень внешнего долга (30% пассивов) уже лишил бы банковскую систему устойчивости, пишут авторы. В их базовом сценарии доля просроченной задолженности к концу года достигла бы 8,5%, а в стрессовом — 13,1%, деньги бы подорожали на 8,5 и 13% годовых. Но главное — банки лишились бы необходимого капитала. Падение цен на нефть до 25 долларов за баррель сократит отношение собственного капитала банков к активам с 16,1 до 12,9%. Это, по сути, показатель достаточности капитала, один из ключевых для определения устойчивости как системы в целом, так и банков в отдельности. Если он опускается ниже 10%, банк исключается из системы страхования вкладов, а ЦБ может отозвать у него лицензию.