Может ли банк в условиях кризиса получить сверхприбыль? Таким вопросом задается газета «РБК daily» и отвечает на него: может, если это центральный банк, который активно борется с этим кризисом. Так, Банк Англии благодаря массированной поддержке финансовой системы по итогам прошлого года увеличил прибыль на 400% — до 1,5 млрд долларов, рекордного уровня за все 300 лет своего существования. Впрочем, Банк России за прошлый год заработал вдвое больше — 3 млрд долларов.

Доналоговая прибыль Банка Англии в прошлом финансовом году (закончился в феврале) увеличилась со 197 млн до 995 млн фунтов стерлингов (1,5 млрд долларов) — это стало лучшим результатом деятельности британского Центробанка с момента его основания в 1694 году. В то же время многие крупнейшие британские банки, например HBOS и Royal Bank of Scotland (RBS), понеся многомиллиардные убытки, были поставлены на грань банкротства, от которого их спасла только частичная национализация. Масштабные денежные вливания властей в финансовую систему с помощью кредитных инструментов Банка Англии и объясняют его рекордную прибыль: он хорошо заработал на комиссиях и процентах, которые ему выплачивали коммерческие банки. Например, по антикризисной программе краткосрочного кредитования банков (SLS) под залог неликвидных активов Банк Англии одолжил банкам в прошлом году 185 млрд фунтов, заработав на этом 664 млн фунтов. Поддержка национализированного Northern Rock принесла ему 4 млн фунтов.

Банк России тоже зарабатывает на кризисе. Так, его прибыль за прошлый год увеличилась в 4 раза, причем ее абсолютный показатель — 97,8 млрд рублей (3 млрд долларов) — вдвое выше прибыли Банка Англии. Однако если посмотреть на показатели двух регуляторов в соотношении с числом сотрудников, то на первое место выходят все же британцы: на каждого из 1,85 тыс. сотрудников Банка Англии приходится порядка 807,8 тыс. долларов, в то время как на каждого из 70 тыс. работников ЦБ РФ — лишь около 42,86 тыс. долларов.