Александр Винокуров — бывший гендиректор и основной акционер «КИТ Финанса» — обязался продать банк за 100 рублей, а все остальные компании и паи — за цену, назначенную покупателями. О спорном ПИФе с активами в 1 млрд рублей в условиях ничего не сказано, что, по мнению юристов, позволяет Винокурову оставить паи себе. Об этом во вторник сообщает газета «Ведомости», которой удалось ознакомиться с условиями продажи банка.

Протокол о продаже банка и связанных с ним компаний Винокуров, инвестиционная группа «Алроса», РЖД, а также крупнейший кредитор «КИТ Финанса» — Газпромбанк — подписали в октябре 2008 года. Винокуров обязался продать принадлежащие ему 62% банка за 62 рубля, а также обеспечить продажу другими акционерами инвестбанка оставшихся 38% за 38 рублей, рассказали «Ведомостям» два источника, знакомых с содержанием документа. По их словам, ИГ «Алроса» и РЖД должны были получить по 45% акций, а еще 10% предназначалось некому «покупателю по согласованию». Им стала «дочка» НПФ «Благосостояние». Также Винокуров, по словам собеседников издания, обязался обеспечить передачу покупателям «на предложенных ими финансовых условиях» акций, долей и прав бенефициарного владения на них в компаниях, формально не входящих в консолидированную группу банка, а также инвестиционных паев ПИФов. Наконец, он должен был передать 293 млн обыкновенных акций «Ростелекома» (40,2%).

Этот пакет должен быть продан единым лотом на рынке или стратегическому инвестору по цене не ниже 160 рублей за штуку (46,88 млрд рублей), говорит представитель одного из кредиторов «КИТ Финанса», ссылаясь на протокол. Это нижняя граница оценки, которую в сентябре 2008 года делала Ernst & Young, рассказали «Ведомостям» источники, близкие к акционерам «Связьинвеста». Компании, которые не входят в группу, но должны быть переданы покупателям, Винокуров перечислил в приложениях к протоколу. Среди них не упоминается закрытый ПИФ «КИТ фортис — фонд ипотеки» с активами на 1 млрд рублей на 1 апреля, паи которого, по утверждению гендиректора «КИТ Финанс холдинговая компания» Юрия Новожилова, должен продать Винокуров.

Фонд сформирован за счет активов банка, объясняет свои претензии Новожилов. Винокуров не говорит, как формировался фонд и как он стал его пайщиком, но настаивает, что выполнил все свои обязательства по протоколу. Юристы считают правовую позицию Винокурова сильнее: активы, названия которых не указаны в протоколе или приложениях к нему, он продавать не обязан. «В протоколе нет существенных условий сделки, таких как наименования фондов и цена продажи, поэтому его нельзя считать даже предварительным договором», — считает управляющий партнер юридического бюро «Падва и Эпштейн» Семен Эпштейн. Если в приложении к протоколу не перечислены фонды, то у продавца не возникает обязательства продать хотя бы один, соглашается юрист «Юков, Хренов и партнеры» Гульнара Наструтдинова.