Подготовленные Минэкономразвития РФ поправки в закон о банкротстве помогут компаниям сохранить активы, а банкам — вернуть реструктуризованную задолженность в полном объеме, однако реструктуризация кредитов должна быть реальной, а не мнимой, а кредиторы — иметь право инициировать переход к банкротству, считают опрошенные РИА Новости эксперты.

Минэкономразвития направило на согласование в ведомства законопроект, расширяющий возможности по финансовому оздоровлению должников и предусматривающий возможность досудебного урегулирования задолженности сроком на четыре месяца, в течение которых кредиторы не смогут инициировать процедуру банкротства. Согласно законопроекту, компания-должник может сама инициировать в суде процедуру финансового оздоровления, а возврат долга кредиторам может быть отложен на два года.

Институт финансового оздоровления предусмотрен действующим законодательством, однако, по данным Минэкономразвития, за период с 2000 года из 30 тыс. дел о банкротстве финансовое оздоровление произошло только в 20 случаях.

По мнению разработчиков, поправки существенно расширят возможности реструктуризации долгов. «В части реструктуризационных возможностей поправки позволят российскому закону о банкротстве приблизиться к мировой практике. Изменения позволяют добросовестным должникам быстрее договориться с кредиторами. Должник имеет возможность договориться. Если же он не договорится, то вступает в силу законодательство, регулирующее стандартную процедуру банкротства», — объяснил замдиректора департамента Минэкономразвития Дмитрий Скрипичников. Он считает, что два года — достаточный срок для «выздоровления». «Чем больше период отсрочки, тем это невыгоднее для банков», — отметил собеседник агентства. Принудительное списание долга, по его мнению, «опасная вещь». «Надо обсуждать это с экспертами», — сказал представитель Минэкономразвития.

Директор центра макроэкономических исследований Сбербанка России Ксения Юдаева в свою очередь назвала действующее законодательство недоработанным. «Оно не то чтобы не защищало должников в целом или кого-то в отдельности, а не предоставляло достаточных возможностей для того, чтобы сохранить активы, которые могут быть реструктурированы, то есть в той части, которая называется «финансовое оздоровление», а не банкротство», — уточнила эксперт. Законодательство других стран действует в интересах и должников, и кредиторов, и действительно, проблемы банков и заемщиков нужно решать в привязке друг к другу, указала экономист.

Представитель Сбербанка отметила, что предлагаемая схема выгодна не только компаниям, но и банкам. «Если ликвидировать (признать банкротом) по тем ценам, что существуют сейчас, это для банков в среднесрочной перспективе будет менее выгодно, чем даже дать дополнительные средства в рамках соглашения о реструктуризации долга и увеличить возвратный поток потом. Такое законодательство нам необходимо, особенно в условиях кризисных ситуаций, когда возможно большое количество банкротств, что приводит к еще большему снижению цен и к большим потерям кредиторов», — заключила Юдаева.

Юристы, специализирующиеся на делах о банкротстве, также считают поправки в действующий закон необходимыми в условиях кризиса. «Предлагаемые изменения можно оценить позитивно. Фактически таким образом законодательно закрепляется возможность реализации антикризисных мер, которые должник по инициативе его собственников и с согласия кредиторов сможет реализовывать самостоятельно без прямого «вхождения» в банкротство», — сказал старший юрист юридической компании Goltsblat BLP Антон Панченков. По его словам, это поможет компаниям защититься от отдельных «кредиторов-агрессоров» и, получив «передышку» в расчетах, аккумулировать финансы для погашения долгов.