На 1 апреля банки реструктурировали около 20% своих кредитных портфелей, сообщил директор департамента банковского регулирования и надзора ЦБ Алексей Симановский. Об этом в четверг пишет газета «Ведомости». Еще 3,7% портфелей, по данным Банка России, было просрочено. Среди таких сделок есть недобросовестная реструктуризация долга, то есть «на мертвого заемщика», признал Симановский, но ее долю не уточнил.

Таких сделок большинство, говорят банкиры. ЦБ обозначил уровень потенциально «плохих» долгов, которые есть в банковской системе, считает топ-менеджер крупного банка, контролируемого госкомпанией, из названных Симановским 20% по крайней мере 3/4 реструктурировано вынужденно. Более категоричен член правления Банка Москвы Андрей Лапко: «В моем понимании реструктуризация — это выдача нового кредита для того, чтобы снизить риск просрочки по кредитам».

«Это даже пессимистичнее нашей оценки!» — прокомментировала данные Симановского директор парижского офиса S&P Екатерина Трофимова. Вероятно, Симановский имел в виду, что не всякий реструктурированный кредит обернется проблемой для банка, рассуждает она, ведь давая заемщикам временную передышку, банки повышают шансы на восстановление их бизнеса и возврат кредита. Текущий уровень проблемных долгов она оценивает в 15—20%, что включает реструктурированные кредиты и просроченную задолженность. Непосредственно на реструктуризацию приходится более 60—65% этого объема.

Трофимова ожидает дальнейшего роста реструктуризации — возможно, до 35—50% в течение года. Один из прогнозов Минфина предполагает достижение этого уровня к концу 2009 года. С «плохими» долгами можно жить при условии, что у государства хватит ликвидности на поддержку системы, но для России это вопрос открытый, считает Трофимова.

Точными данными о величине проблемных кредитов в российской банковской системе, вероятно, не обладает никто, отмечают аналитики «Ренессанс Капитала» в обзоре «Банки и деньги: неважно, кто виноват, главное — что делать», ЦБ даже в рамках надзора и инспектирования не всегда может обнаружить «приукрашивание» состояния дел в банке.