Центробанк в последние полтора месяца активизировал процентную политику: замедление инфляции и снижение девальвационных ожиданий позволили ему за это время трижды снизить свои ставки — в целом на 1,5 процентного пункта, рассказал в интервью РИА Новости первый заместитель председателя Банка России Алексей Улюкаев. В то же время интервенции регулятора на валютном рынке (наряду с финансированием дефицита бюджета) привели к насыщению системы ликвидностью и еще более существенному снижению ставок рынка межбанковского кредитования (МБК). Тем не менее Улюкаев считает, что пока нет оснований говорить об уменьшении эффективности процентной политики ЦБ. «Я бы не стал говорить, что ставки рынка МБК сильно оторвались от ставок ЦБ. Сейчас ставки на МБК в районе 6—7%, а у нас однодневное РЕПО теперь 8,5%. Не сказал бы, что это принципиальный разрыв», — отметил первый зампред ЦБ.

Действия регулятора на валютном рынке (его чистые покупки валюты в феврале — мае превысили 30 млрд долларов, а соответствующая эмиссия нацвалюты составила порядка 1 трлн рублей) пока не вступают в противоречие с процентной политикой ЦБ. Приобретение валюты за последние четыре месяца лишь скомпенсировало январский отток капитала и не окажет негативного влияния на динамику инфляции, считает Улюкаев.

«Не вижу в этом большого противоречия, потому что, во-первых, эти приобретения были на фоне больших продаж, которые мы накануне делали. И до сих пор у нас еще динамика и денежной базы, и денежной массы негативна относительно графика прошлого года. У нас денежная база (наличные деньги и средства обязательных резервов) примерно минус 8% относительно графика прошлого года. С денежной массой немного изменилась ситуация: сейчас динамика денежной массы становится лучше — минус 6% к графику прошлого года, а было минус 8%. Это является признаком некоторой экономической нормализации, то есть в денежной массе доля наличных денег уменьшается, а доля безналичных денег увеличивается за счет прироста депозитов… Беспокойство начинается с того момента, когда темпы роста денежной массы превышают инфляционные ожидания, то есть, грубо говоря, в наших условиях составляют около 10%», — сказал первый зампред ЦБ.

Кроме того, денежная эмиссия в рамках валютных интервенций компенсируется сокращением валового кредита ЦБ банковской системе, добавил он. «То есть предоставление денег через канал курсовой политики позволяет нам снижать присутствие с точки зрения канала процентной политики. Это не совсем равноценная замена, потому что через канал курсовой политики мы не можем избирательно предоставлять ликвидность, а через кредит можем, но с точки зрения объемов это замена», — указал Улюкаев. По его информации, ЦБ сократил объем валового кредита банковской системе с максимального значения в 4 трлн рублей в конце января — начале февраля до 2,5 трлн в настоящее время, при этом больше других уменьшились объемы беззалогового кредитования (с 1,9 трлн рублей до менее чем 0,9 трлн).

Несмотря на применение мер по стабилизации валютного курса, Центробанк настаивает на снижении инфляции в качестве основной и в перспективе единственной цели денежно-кредитной политики, что предполагает переход к свободному плаванию рубля. Улюкаев не исключает введения этого режима уже в следующем году, то есть на год раньше установленного срока. По его словам, Центробанк за последний год ускорил переход к режиму свободного плавания национальной валюты. «У нас система сейчас гораздо более либеральная, чем была год назад. У нас чрезвычайно широкий коридор (бивалютной корзины) — 26—41 рубль. Внутри него мы немного сглаживаем это плавание — не потому, что мы считаем, что уровень курса плох или хорош, а исключительно для снижения волатильности», — пояснил Улюкаев.

Отвечая на вопрос, снимают ли последние данные платежного баланса опасения по поводу второй волны девальвации рубля в этом году, Улюкаев отметил, что возможно движение курса как в одну, так и в другую сторону, но ожидания укрепления рубля более фундаментальны. «Платежный баланс очень волатилен. Капитальный счет весьма зависит от ожиданий по цене нефти. Поэтому возможны кратковременные коррекции. Могут быть кратковременные оттоки капитала. Соответственно, это может оказать давление на курс рубля в сторону его снижения. Поэтому можно ожидать как движения в сторону укрепления, так и в сторону ослабления рубля. Мы считаем в принципе правильным свободное плавание рубля, мы приближаемся к свободному плаванию. Но мы хотим при этом, и реализуем это желание, сглаживать волатильность. Мы не хотели бы, чтобы эти колебания дезориентировали бизнес и население», — подчеркнул первый зампред ЦБ.

Он не стал комментировать недавнее заявление главы ЦБ РФ Сергея Игнатьева о том, что укрепление рубля к доллару до отметки в 30 рублей вызовет озабоченность регулятора. «Это означает, что мы задумаемся, будем очень внимательны», — сказал Улюкаев, не уточнив, изменится ли в этом случае тактика ЦБ на валютном рынке.