Курс европейской валюты, начавший неделю с нового снижения на заявлении министра финансов США Тимоти Гейтнера, во вторник сменил направление движения уже на высказываниях руководства России.

В ходе утренних торгов в Германии курс поднялся до 1,3859 доллара за евро по сравнению с 1,3788 в понедельник, передает агентство Associated Press.

«Евро подрос после заявления российского президента Дмитрия Медведева на региональном саммите, что для стабилизации глобальных финансов необходимо создание новых резервных валют в добавление к доллару», — отмечает агентство. Выступая во вторник на расширенном заседании саммита Шанхайской организации сотрудничества (ШОС) в Екатеринбурге, президент России высказал мнение, что страны должны увеличивать долю национальных валют во взаимных расчетах.

«Речь идет об увеличении доли расчетов в национальных валютах, в том числе для того, чтобы не быть зависимым от проблем с резервными валютами, а также о вхождении части наших валютных резервов в финансовые инструменты наших партнеров. Я думаю, что это крайне важно, так как никакая валютная система, а тем более мировая, не может быть успешна, если те финансовые инструменты, которые используются, номинированы только в одной валюте. А сегодня мы понимаем, что этой валютой является доллар», — отметил Медведев.

Между тем 11 июня евро уже переходил от спада к росту на высказываниях российского руководства: тогда заместитель председателя ЦБ РФ Алексей Улюкаев заявил, что Банк России может сократить долю вложения международных резервов РФ в казначейские облигации США с нынешних 30%. «Исторически сложилась высокая доля вложений в ценные бумаги суверенного долга, и американского особенно. Сейчас несколько будет сокращаться эта доля, поскольку открылось окно возможностей, прояснилась ситуация с зарубежными банками», — сказал Улюкаев, добавив, что ЦБ вновь будет наращивать долю вложений международных резервов РФ в депозиты иностранных банков и в операции РЕПО. Он также напомнил, что в IV квартале до 10 млрд долларов будет вложено в облигации МВФ.

Улюкаев пояснил, что у Банка России нет цели сокращения доли американских казначейских обязательств в международных резервах, но она объективно будет сокращаться за счет увеличения вложений в другие инструменты.