Переговоры о присоединении РФ к Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР), начало которым положила глава Минэкономразвития Эльвира Набиуллина, не будут столь долгими, как о вступлении во Всемирную торговую организацию (ВТО), заявил главный российский переговорщик, директор департамента торговых переговоров МЭР Максим Медведков в интервью газете «Коммерсант».

«Что касается сроков — они будут определяться не только тем, как мы переговорим с ОЭСР, но и ходом нашего присоединения в ВТО, потому что по правилам ОЭСР членом организации может стать только член ВТО», — отметил он.

Максим Медведков рассказал, что когда Россия активизировала подготовку к тем переговорам, которые должны были начаться в ВТО этой осенью, «мы знали, что такое правило существует, и исходили из того, что к моменту завершения переговоров в ОЭСР мы уже присоединимся к ВТО». «Мы свою задачу в ВТО уже выполнили: мы свои переговоры завершили. Что же касается окончательного решения, то если задержимся с ВТО в этой новой ситуации, но завершим переговоры с ОЭСР, то решение останется не за Россией, а за странами ОЭСР. По срокам сейчас трудно прогнозировать: у нас нет опыта. Но, скажем, средний срок присоединения небольших экономик — 2—3 года», — заявил он.

Директор департамента торговых переговоров МЭР пояснил, что ОЭСР занимается координацией макроэкономической политики и политики в крупных секторах — в финансовом, инвестиционном, в охране окружающей среды. В круг интересов организации входят также такие отрасли, как металлургия. В ОЭСР есть комитет по стали, который рассматривает ситуацию на рынке, политику стран-производителей. «Принципиальное отличие ОЭСР от ВТО заключается в том, что если ВТО устанавливает правила мировой торговли, то ОЭСР обозначает, скажем, линию поведения входящих в нее стран. Она не регулирует импортные тарифы, не регулирует объем поддержки сельского хозяйства, но определяет общие элементы политики в соответствующих сферах», — отметил он.