Покупатели облигаций Финансовой лизинговой компании (ФЛК) напрасно понадеялись на «поддержку и содействие», которые обещал при размещении бумаг ее акционер — государственная Объединенная авиастроительная корпорация. ОАК ничего им платить не собирается, пишет в среду газета «Ведомости».

ОАК и правительство России не несут никакой ответственности перед владельцами облигаций ФЛК, написал изданию президент ОАК Алексей Федоров. «Держатели облигаций ФЛК предложили перевести весь долг на ОАК или выдать гарантии от имени ОАК или правительства России на новые облигации. Но такой вариант неприемлем. ОАК не имеет ни юридических, ни каких-либо других оснований принимать на себя обязательства ФЛК», — говорится в письме.

В феврале 2008 года Федоров писал в Moody’s, что ОАК готова «предоставить ФЛК такую поддержку и содействие, которые могут потребоваться для обеспечения достаточности капитала и ликвидности в целях своевременного выполнения финансовых обязательств». Комфортные письма Федорова и министра транспорта Игоря Левитина были частью пакета документов, который предоставлялся инвесторам во время размещения LPN, рассказал «Ведомостям» один из покупателей бумаг Джон Барагванот.

«Обращения инвесторов в правительство не должны рассматриваться как повод для вовлечения России в спор хозяйствующих субъектов. Апелляции инвесторов к комфортным письмам (Федорова и Левитина) также не могут приниматься во внимание в качестве обязательств ОАК или правительства», — утверждает в своем письме Федоров.

Рейтинговое агентство принимает во внимание комфортные письма, но не переоценивает их значение, говорит аналитик Moody’s в России и СНГ Семен Исаков (курирует ФЛК). Они могут положительно влиять на рейтинг, но господдержка оценивается по другим характеристикам, например, доля в уставном капитале, финансовые вливания, объясняет он. Барагванот признает, что комфортные письма — это не юридический документ. «Но как же вопрос репутации?» — задает он риторический вопрос.

Между тем Федоров считает, что инвесторы, которые хотят получить подтверждение того, что компания поддерживается государством, должны были убедиться в этом до того, как принимали решение об инвестировании. «Никто из инвесторов ни в ОАК, ни в органы госвласти в период размещения не обращался, приняв, таким образом, риски вложений на основе информации, предоставленной организатором выпуска», — отмечает он.