Бреттон-Вудская валютная система, создавшая «правила игры» в международных расчетах в послевоенном мире на основе доллара, во многом оправдала себя; с тех пор она существенно изменилась и продолжает реформироваться, считает замглавы Минфина РФ Дмитрий Панкин. В среду исполняется 65 лет с завершения работы конференции в американском городке Бреттон-Вудс. Результатом конференции стала привязка всех валютных курсов к доллару, а доллара — к золоту. Еще одним решением конференции стало создание международных финансовых институтов — МВФ и Всемирного банка.

«Сейчас валютная система полностью поменялась. Во-первых, в 1960-х годах США отошли от «золотого стандарта», во-вторых, все страны перешли к плавающему валютному курсу, без привязки к доллару. По сути, мы живем уже в другом мире», — сказал Панкин в интервью РИА Новости.

Поэтому, по словам замминистра, нельзя дать однозначную оценку Бреттон-Вудской системе с точки зрения выполнения поставленных перед ней задач. «С одной стороны, каких-то грандиозных коллапсов в международной системе расчетов не было, система работала, страны понимали, как строятся международные валютные отношения, были определенные правила игры, которые соблюдались. Так что в этом плане система международных расчетов работает», — заметил Панкин.

Но, с другой стороны, эта система не может предотвратить экономические кризисы. «Кризисы всегда заложены в самом развитии экономики, какую бы систему мы ни придумывали, они всегда были, есть и будут», — признал он. «МВФ и Всемирный банк сохранились, хотя сейчас можно говорить об изменении их задач и механизмов», — напомнил замминистра.

На этой неделе совет директоров фонда одобрил выпуск SDR (special drawing rights, специальные права заимствования — валюта МВФ) на 250 млрд долларов для увеличения глобальной ликвидности и поддержки стран-членов МФВ пропорционально долям их участия в фонде. Доля России в МВФ в настоящее время составляет 2,7%, таким образом, ее участие в допэмиссии оценивается в 6,6 млрд долларов. «Благодаря SDR расширятся возможности нуждающихся и бедных стран по получению ресурсов», — отметил Панкин. Однако главное — это не объем выпуска SDR («их можно нарисовать хоть на 500 миллиардов или на триллион долларов»), а кто будет их брать. Сейчас каждая промышленно развитая страна имеет обязательства по приему какого-то количества SDR и обмену их на свою резервную валюту — доллары, евро, фунты.

Россия в рамках этого выпуска также получит свою долю прав заимствования, которую теоретически может обменять на другую валюту. «Но пока у нас таких планов нет», — сказал Панкин.