Заявление Олега Вьюгина, председателя наблюдательного совета МДМ-Банка, который сказал на совещании у премьер-министра РФ Владимира Путина в среду, что объем просрочки в банках — уже «плохих» кредитов — достиг 10%, говорит о реальном наступлении банковского кризиса. Такое мнение в эфире радиостанции «Эхо Москвы» высказал директор по макроэкономическим исследованиям ВШЭ, бывший первый заместитель председателя ЦБ Сергей Алексашенко. «Вот почему-то реакции премьер-министра на эти слова не последовало: типа, вы разберитесь как-нибудь. Банки и разбираются. Банки превращают «плохие» кредиты в «хорошие», в отчетности у них все в порядке», — посетовал он.

Но «смелые руководители, которые не боятся, которые могут за свои слова отвечать, типа Вьюгина или Авена, говорят: знаете, ситуация-то не такая хорошая, как в отчетности, и все данные, которые Центральный банк вам кладет ежедневно или ежемесячно на стол, — неправда; и если вы хотите, чтобы у вас была прочная банковская система, если вы хотите, чтобы она всерьез кредитовала экономику, по-настоящему, долгосрочно, так сначала надо ее расчистить и разобрать все завалы», продолжил экономист. Алексашенко подчеркнул, что ожидал правительственной активности в части этой работы: «Прежде чем банки смогли бы выдавать кредиты, нужно было расчистить их балансы. Но выясняется, что мы не хотим ничего делать, мы думаем, что авось банки сами послушаются страшного указания премьер-министра и побегут выдавать кредиты. Не побегут. Государственные банки никуда не денутся, будут наращивать портфели «плохих» кредитов…».

Разумеется, государство не должно брать на себя полную ответственность за происходящее в банках, но необходимо, чтобы оно действовало строго в рамках своих обязанностей в отношении банковского сектора. «Государство отвечает за то, чтобы банки были устойчивыми и надежными. У государства есть функция под названием «банковский надзор». Банк — это очень специфический институт в любой стране мира. К сожалению, не получается другого у правительства. Если банковская система сталкивается с проблемами, если кризис, то правительство в любой стране приходит на помощь, выделяет деньги. Но прежде чем выделять деньги, нужно сначала расчистить баланс: нужно убрать «плохие», неработающие кредиты, нужно понятное реальное состояние банка», — отметил Алексашенко.

«Плохие» кредиты есть практически во всех банках, сказал он, — разными могут быть только объемы. «Я думаю, что нет такого банка, который бы сказал, что у него нет «плохих» кредитов. Все же кредитовали одинаково, у всех были одни и те же цели, все хотели выдать кредиты надежному заемщику, получить побольше процент», — пояснил экономист. И сейчас не следует винить банкиров в сокращении кредитования. «Это некая иллюзия, что банки такие злобные, они сидят на мешках с деньгами и не хотят выдавать кредиты, потому что они жадные. Смотрите, на прошлой неделе Центральный банк заявил: «Мы будем ограничивать депозитные ставки, по которым банки привлекают деньги у населения». Вот они платят вам 14, 15, 18% годовых. Значит, банки получили деньги, за которые они что-то заплатили. Это большие деньги. Соответственно, банки должны их куда-то вложить, чтобы заработать что-то, что будет больше. И понятно, что если они никуда не вложат, если они просто будут сидеть на этих деньгах, то они понесут убытки», — заключил Алексашенко.