Фундаментальные причины для появления в России «второй МММ» на сегодня отсутствуют, но из-за безработицы и снижения доходов в регионах возможен рост числа финансовых пирамид, считают эксперты, опрошенные РИА Новости в преддверии 15-летнего юбилея краха знаменитого «детища» Сергея Мавроди.

По их мнению, сейчас, как и в 90-е, из-за вызванных кризисом потрясений люди становятся уязвимее к манипуляциям, теряют доверие к финансовым институтам и предпочитают хранить сбережения «под подушкой», откуда их легко отдать в руки мошенников. Изменить ситуацию можно путем развития финансовой грамотности при содействии государства, общества и профучастников рынка.

По мнению опрошенных РИА Новости экспертов, финансовые пирамиды в мире существуют давно и, по всей вероятности, исчезнут только вместе с человечеством. «Чаще они свойственны переходным, развивающимся экономикам, каковой и была Россия 90-х годов, хотя американская «ипотечная пирамида», с которой начался нынешний кризис, доказала, что и на старуху бывает проруха», — сказала член Совета по национальной конкурентоспособности Анна Зеленцова.

По ее мнению, кроме «молодости» экономики, были и другие причины появления МММ — низкая финансовая грамотность населения (в СССР единственным фининструментом была сберкнижка) и отсутствие надзора со стороны государства.

В 90-х годах в России сложилась благоприятная ситуация для возникновения финансовых пирамид, считает вице-президент Института независимых финансовых и инвестиционных советников (ИНФИС) Андрей Кочетков. Кроме МММ, были потребительские («Властелина») и банковские (Чарабанк) пирамиды. Из-за высокой инфляции люди тогда вынуждены были предпринимать меры против обесценивания денег, при этом рынок ценных бумаг только формировался, курсовая стоимость акций сильно колебалась, регулирование финансового и фондового рынков было слабым, процедуры раскрытия информации отсутствовали, отмечает эксперт. Кроме того, по его мнению, тогда у людей не было иммунитета к рекламному воздействию, напротив, в условиях «шоковой терапии» 1990—1993 годов внушаемость многократно возросла, а доверие к государственным финансовым институтам отсутствовало.