Кредиты для реального сектора по-прежнему остаются дорогими. Высокие ставки делают бизнес многих компаний попросту нерентабельным. Однако и треть российских финансовых институтов кредитуют предприятия себе в убыток. «Проблема 14%» так и остается неразрешимой, несмотря на аннулированный отпуск банкиров и вновь сниженную ставку рефинансирования. Все в один голос продолжают повторять, как мантру: «Деньги по-прежнему остаются дорогими».

«Стоимость привлечения ресурсов для банков, к сожалению, не сократилась. Несмотря на действия, которые предпринимает ЦБ, в виде снижения ставки рефинансирования. Они, к сожалению, пока прямого действия не имеют, поскольку за редким исключением — кроме государственных банков — никто из частных или крупных кредитных организаций не рискует снижать ставки привлечения. То есть только Сбербанк понизил ставки по вкладам, что, в свою очередь, через некоторое время — не сразу — приведет к снижению стоимости фондирования для банка и, как следствие, даст возможность для снижения программ по кредитованию», — говорит Игорь Антонов, директор дирекции развития продуктов ОТП Банка.

Остальные банки на такой серьезный шаг не идут — боятся потерять клиентов. Пока заняли наблюдательную позицию — ждут, как будут дальше развиваться события в Сбербанке. Потому и кредиты не наращивают. 2% роста портфеля в месяц при дорогих деньгах и высоких рисках — задача почти фантастическая. «Очень трудно. Он поэтому растет сейчас крайне медленно, потому что мешает уровень кредитного риска — потолок, который мы для себя установили. Но надо к этому стремиться — нельзя сдаваться и говорить, что да, мы все порежем, будем ждать, когда наступит новый век», — считает Олег Вьюгин, председатель совета директоров МДМ Банка.

Треть российских банков кредитует реальный сектор себе в убыток. Остальные — с прибылью, но крайне низкой, либо выходят в ноль. Большая часть дохода направляется на создание резервов. Частные банки в условиях высокой стоимости привлечения средств и низкой рентабельности кредитных операций стараются держаться особняком, почти не наращивая портфели. «Все же понимают, чем это закончится. Никому не нужна эта пирамида: завтра деньги раздашь, а послезавтра ты ни денег не соберешь, ни доходы не получишь», — объясняет Виталий Вавилин, президент, председатель правления банка «Глобэкс».