Арбитражный суд Москвы вернется в четверг к рассмотрению иска Федеральной таможенной службы (ФТС) России о взыскании 22,5 млрд долларов с Bank of New York Mellon (BNY Mellon). Предыдущее заседание было отложено для дальнейших переговоров по вопросу заключения мирового соглашения.

В начале марта ряд СМИ сообщил, что ФТС обратилась к банку с предложением о мирном урегулировании спора. В частности, газета «Коммерсант» писала, что таможенное ведомство в случае заключения мирового соглашения рассчитывает получить 800 млн долларов отступных.

BNY Mellon подтвердил, что получил соответствующее письмо ФТС, однако в своем пресс-релизе подчеркнул, что пойдет на мировую, только если таможенники признают необоснованность своих претензий. Любое мировое соглашение должно отражать безосновательность претензий, предъявленных судебными адвокатами из Майами (представляющими интересы ФТС), говорилось в сообщении BNY Mellon.

Этот процесс тянется уже почти два года. Последний год суд слушал мнения экспертов по американскому законодательству. Мнения экспертов сторон необходимы суду для того, чтобы определиться с решением по ходатайству банка о прекращении производства по делу. Адвокаты ответчика полагают, что исковые требования таможенников основаны на элементах американского уголовного права. Поэтому, уверены представители банка, иск не может быть рассмотрен судом по экономическим спорам.

Расследование так называемого «дела Bank of New York» началось в начале 2000-х годов, когда власти ряда государств заподозрили сотрудников банка в причастности к организации схем по уходу от налогов и легализации средств, использовавшихся прежде всего в теневой экономике. Банк уволил нескольких сотрудников, ответственных за переводы российских средств, часть из них оспорили свое увольнение.

Адвокат ФТС Стивен Маркс утверждал, что при разбирательстве дела в США BNY Mellon признал свою ответственность и выплатил крупный штраф американскому правительству. Между тем представитель пресс-центра BNY Mellon заявлял РИА Новости, что банк никогда не признавал и не принимал на себя ответственность за факты мошеннического отмывания денежных средств, а также никогда не привлекался к гражданской или уголовной ответственности за отмывание денег.