У Банка России нет целей по девальвации рубля, нет и фундаментальных причин для этого. Об этом в интервью Прайм-ТАСС сообщил первый заместитель председателя Банка России Алексей Улюкаев. «Что такое девальвация? Под девальвацией одни понимают некие осознанные действия властей, то есть существование некоей политики, направленной на девальвацию или, наоборот, противодействие ей. Есть другой подход — наличие фундаментальных экономических обстоятельств, способствующих девальвации. И по первому, и по второму основанию я даю отрицательный ответ», — сказал он.

По его мнению, возникновение слухов о девальвации — это «задачка для психологов». «Центральный банк не преследует никакой цели, связанной с курсообразованием. У нас нет намерений по целенаправленному снижению курса рубля, как нет и не было намерений по целенаправленному его повышению. Наши цели связаны с инфляцией, по курсу рубля у нас цели нет, и мы никоим образом не считаем, что тот или иной курс лучше или хуже, что девальвация или ревальвация рубля будет однозначно позитивна», — заявил первый зампред ЦБ.

«С точки же зрения фундаментальных обстоятельств мы видим, что ситуация с платежным балансом — устойчиво позитивная. А платежный баланс — это главное, что влияет на соотношение спроса и предложения валюты на внутреннем рынке. Сейчас у нас исправно положительный торговый баланс, исправно положительный счет текущих операций, у нас при некоторой волатильности в целом вполне нормальная ситуация по капитальному счету», — указал Улюкаев. Он добавил, что предложение валюты на внутреннем рынке велико. Нет больших проблем с рефинансированием валютного долга. «По динамике пассивов мы видим, что он погашается, по крайней мере в части задолженности коммерческих банков. В ряде случаев, и это прежде всего касается нефинансовых корпораций, находятся решения по рефинансированию долга и т. д. Но на это накладываются некоторые текущие колебания. Прежде всего это связано с состоянием фондового рынка, с поведением спекулятивных инвесторов, краткосрочным притоком-оттоком капитала. И здесь участники рынка во многом ориентируются на товарные цены, прежде всего на цену нефти. Считается, что если цена на нефть растет или высока, то это основание для притока капитала в Россию, если она снижается или низка — то это основание для оттока», — пояснил Улюкаев.

Элементы этого поведения Банк России видит на внутреннем валютном рынке, когда на короткие промежутки времени, в основном под влиянием этого фактора, происходят приливы и отливы, наблюдается волатильность. «Поэтому могу полагать, что единственное, что было и будет в ближайшее время, — это волатильность курса рубля под влиянием прежде всего этого фактора краткосрочного притока-оттока капитала, сориентированного на нефтяную конъюнктуру», — сказал он.

«Банк России делал и будет делать некоторое сглаживание этой волатильности, без нацеленности на какой-либо определенный курс. Просто мы хотим избежать больших скачков и колебаний. Потому что наш бизнес и наше население не вполне готовы к ним, они воспринимают краткосрочные колебания как основание для совершения каких-либо действий над своими инвестиционными портфелями, что неправильно и что несет зачастую разочарования, убытки и т. д. Поэтому мы бы хотели эти колебания сглаживать. Этим и объясняется наше периодическое присутствие на валютном рынке. Хотя в целом мы проводим все более либеральную политику курсообразования, создаем все возможности, чтобы курс образовывался на рынке без участия регулятора», — заявил Улюкаев.