Депутат Госдумы, член Национального банковского совета (НБС) Анатолий Аксаков, чьи заявления в начале августа, по мнению экспертов, привели к ослаблению рубля, высказался за сохранение плавающего курса национальной валюты, назвав это достижением Банка России. «Важно, чтобы действительное достижение нашего Центрального банка сохранилось. Имеется в виду рыночное определение курса рубля, которое позволяет реально оценить стоимость нашей экономики каждый данный момент», — заявил депутат на сайте возглавляемой им Ассоциации региональных банков России.

В начале августа Аксаков предложил денежным властям резко девальвировать рубль — на 30—40%, — чтобы поддержать конкурентоспособность российской промышленности. В условиях рыночного курсообразования это предложение, по сути, означало призыв к Центробанку зафиксировать курс рубля на уровне ниже рыночного. Это заявление члена НБС, причастного к формированию денежно-кредитной политики, спровоцировало, по мнению экспертов, рост девальвационных ожиданий и ослабление рубля. Действия депутата осудили его коллеги по Госдуме — единороссы выступили с инициативой отозвать Аксакова из НБС.

Аксаков считает, что именно благодаря рыночному курсообразованию рубль в качестве новой резервной валюты выглядит предпочтительнее китайского юаня.

«Во-первых, в России крайне либеральное валютное законодательство, а курс валюты определяется на основе рынка. Слабость рубля в том, что его курс фактически зависит от мировой цены на нефть. Пока мы не диверсифицируем свою экономику, не обеспечим импортозамещение за счет развития российского производства, не осуществим глубокую переработку нашего сырья (нефти, газа, леса, металлов), нашей валюте трудно будет претендовать на роль резервной. Но все же поэтапно мы должны к этому идти, прежде всего за счет расширения торговли в российской валюте с нашими соседями, странами СНГ», — отмечает депутат.

Оценивая перспективы юаня в качестве резервной валюты, Аксаков отмечает, что для этого Китаю придется снять законодательные ограничения на трансграничное движение капитала. «Но самое главное, в этом случае курс китайской валюты должен определяться на основе рынка, а не решений Народного банка Китая. По оценкам экспертов, курс юаня переоценен примерно в два раза (то есть его реальная стоимость вдвое снижена по отношению к своему рыночному курсу). Это делалось намеренно для поддержания внутреннего производства и экспорта китайских товаров. При рыночном образовании курса юаня стоимость продукции китайских производителей, выраженная в иностранной валюте, вырастет в два раза, что значительно снизит их конкурентоспособность. Пойдет на это Китай? Вряд ли», — считает депутат.

Он разделяет опасения некоторых экономистов по поводу будущего американского доллара. По его мнению, беспрецедентные вливания ликвидности в экономику США не добавляют доверия к американской валюте.