Ведущее международное рейтинговое агентство Standard & Poor’s (S&P) предсказывает российской банковской системе мрачную перспективу в ближайшие три года: совокупные убытки банков по ссудам могут достичь 14% общего объема кредитов. Как пишет в среду «РБК daily», некоторые эксперты называют эти прогнозы кликушеством, другие же считают, что такие перспективы ставят под сомнение надежность всей банковской системы России.

Директор группы рейтингов финансовых институтов парижского офиса S&P Екатерина Трофимова заявила газете, что в ближайшие три года совокупные убытки российских банков по ссудам могут достичь 14% общего объема кредитов банковской системы, то есть 80 млрд долларов (2,4 трлн рублей). «Мы считаем, что на системном уровне показатели капитала и резервов на возможные потери по ссудам на конец 2008 года, а также потенциальный объем операционных доходов до отчислений в резервы недостаточны для покрытия ожидаемых убытков по ссудам и обеспечения необходимого уровня капитализации», — подчеркнула Трофимова.

Впрочем, по ее словам, совокупные убытки банков по ссудам на уровне 2,4 трлн рублей вовсе не означают, что убытки в целом окажутся сопоставимы с этим показателем, поскольку убытки по ссудам в какой-то мере могут быть компенсированы банковской прибылью. Однако она отметила, что в ближайшие полтора года S&P прогнозирует рентабельность российского банковского сектора на уровне нуля или в лучшем случае чуть выше. Если эти прогнозы сбудутся, то объем совокупных убытков по ссудам в 2,4 трлн рублей будет в какой-то мере сопоставим со всеми убытками банковского сектора в ближайшие три года.

Трофимова заявила, что в текущих неблагоприятных условиях совокупный объем проблемных активов российских банков, включая реструктурированные кредиты, может достичь 38% от общего объема кредитов банковской системы уже к концу 2009 года — в денежном выражении это составит более 210 млрд долларов. «По итогам 2010 года этот показатель сохранится на уровне 38—40%, то есть даже чуть больше 210 миллиардов долларов, или порядка 6,4 триллиона рублей. Некоторого снижения проблемной задолженности мы ожидаем только в 2011 году в результате постепенного выхода России и других стран из кризиса», — добавила Трофимова. В итоге в рамках базового сценария потребности банковской системы в дополнительном капитале в ближайшие три года могут составить 40 млрд долларов.

Между тем, как заявил «РБК daily» президент Ассоциации российских банков Гарегин Тосунян, такого рода страшилки есть не что иное, как кликушество: «Надо разбираться с текущими проблемами в банковском секторе, а не пугать народ и участников рынка тем, что может случиться в течение трех лет, тем более что никто из экспертов никакой ответственности за эти прогнозы не несет».

По словам главного экономиста «Тройки Диалог» Евгения Гавриленкова, разброс в оценках свидетельствует о том, что ситуация на рынке меняется очень динамично — ни чиновники, ни эксперты не успевают отслеживать качественные изменения в экономике. По его словам, даже убытки на уровне 1 трлн рублей — «нечто сногсшибательное», а если они вырастут до 1,5—2 трлн рублей, то это будет свидетельствовать о полном застое в российском банковском секторе. «Но если банковская система не желает адаптироваться к новым условиям жизнедеятельности, нужны ли такие банки?» — задается вопросом Гавриленков. Впрочем, он надеется, что все не так плохо и в следующем году признаки экономического роста станут более ощутимыми.

Главный экономист Banc of America Securities — Merrill Lynch Юлия Цепляева считает, что по итогам года объем «плохих» долгов может вырасти до 20%. «Тем не менее при базовом сценарии развития событий убытки будут, скорее всего, в пределах 20—25 миллиардов долларов, или 620—770 миллиардов рублей», — полагает Цепляева.

По мнению главного экономиста Альфа-Банка Наталии Орловой, до 2012 года банки постараются вовсе не показывать убытки, выходя на минимальную, но прибыль. «Это значит, что если реальный объем потерь по кредитному портфелю банковского сектора окажется выше, чем это будет отражено в балансах, то банкам придется дополнительно год-два работать с нулевой прибылью, чтобы компенсировать убытки предыдущих периодов», — поясняет Орлова.