Министр финансов Алексей Кудрин заявил, что прогнозные среднегодовые цены на нефть вырастут, соответственно, больше ожидаемых будут и доходы федерального бюджета в следующем году. Однако, по подсчетам экспертов, даже если нефть будет стоить 60 долларов за баррель, дыра в российской казне окажется не меньше 2 трлн рублей, пишет в среду «РБК daily». Сырьевая модель экономики уже привела Россию к «жесткой посадке», напоминают аналитики Standard & Poor’s (S&P) и призывают власти решиться на девальвацию рубля для того, чтобы подтолкнуть импортозамещение и развитие несырьевых секторов.

Если принять среднегодовую цену нефти 58 долларов за баррель за свершившийся факт, никаких сверхдоходов в 2010 году от разницы в 3 доллара российская казна не получит, уверяют эксперты. Как подсчитал замдиректора института «Центр развития» ГУ-ВШЭ Валерий Миронов, бюджет может дополнительно получить 3—4 млрд долларов — по сегодняшнему курсу этими деньгами можно закрыть максимум 4% бюджетного дефицита. В свою очередь аналитик ИК «Тройка Диалог» Антон Струченевский уверен, что даже если нефть будет стоить 60 долларов за баррель и все «излишки» пойдут на покрытие дефицита, он все равно составит не менее 2 трлн рублей. Он отмечает, что важна не та цена нефти, которая закладывается в бюджет, а та, при которой он сводится без дефицита. «В предыдущие годы бездефицитная цена нефти была существенно ниже, чем реальная, что стимулировало рост госрасходов и сформировало ожидания, что и далее все будет замечательно», — заметил Струченевский.

Аналитики Standard & Poor’s поспешили предложить российским властям свое лекарство от сырьевой зависимости — обрушить рубль. Девальвация даст толчок импортозамещению и, как следствие, развитию российской промышленности, считают в S&P, но насколько стоит девальвировать рубль, там не уточняют. По мнению Миронова, уместно уронить реальный курс рубля на 10—15% к аналогичному периоду прошлого года, тогда как сейчас этот показатель составляет всего 3%. «Думаю, к концу года правительство все же решится на этот шаг. Можно использовать фактор роста сезонного спроса на валюту — рубль даже не надо будет специально ослаблять», — полагает Миронов.

Вряд ли у правительства есть подобные планы, сомневается Антон Струченевский, ведь сейчас главный приоритет российских финансовых властей заключается в сохранении макроэкономической стабильности. «Слишком щедрый бюджет — главный фактор риска. До последнего времени излишнюю денежную массу удавалось стерилизовать, объемы выдачи кредитов ЦБ коммерческим банкам сократились с 2,5 трлн рублей в начале года до нынешних 600—700 млрд. Но бесконечно вести такую политику нельзя. Мы подходим к границе, когда нужно изобретать новый инструмент, и им станет сдерживание госрасходов на экономику, о котором и говорит Алексей Кудрин», — отмечает Струченевский.