Антикризисная программа, принятая властями Казахстана в январе, носит системный и продуманный характер, поэтому она во многом более эффективна, чем меры, предпринимаемые Россией, считают опрошенные РИА Новости эксперты.

Аудиторско-консалтинговая компания ФБК накануне обнародовала индекс антикризисной эффективности за июнь, который свидетельствует, что Россия по эффективности реализации антикризисных мер опережает Украину, но по-прежнему отстает от Казахстана. Несмотря на то что показатели оборота розничной торговли в России и Казахстане продолжают ухудшаться, рост промпроизводства в последнем более значителен, чем в РФ, отмечается в обзоре. «Казахстан поставил цель не только минимизировать последствия кризисных явлений через поддержку банков, поддержку малого и среднего бизнеса, рынка ипотечного кредитования, но и выйти на качественно новый уровень развития», — заявил глава информационно-аналитического центра МГУ по изучению общественно-политических процессов на постсоветском пространстве Алексей Власов. Кроме того, по мнению эксперта, казахстанскую антикризисную программу положительно характеризуют прозрачность и поступательность.

Директор департамента стратегического анализа ФБК Игорь Николаев указывает, что немаловажную роль в эффективности антикризисной программы Казахстана имеет своевременность ее принятия. «То, что сама программа была принята 13 января, а не 19 июня, как в России, уже имеет большое значение, промедление в полгода чревато многими последствиями», — пояснил экономист. Вместе с тем он уточнил, что не считает ни ту, ни другую антикризисную программу идеальной, поскольку в них «уделяется чрезмерное внимание финансовому сектору — в него накачали излишне много денег». Среди положительных направлений казахстанской программы — сохранение госинвестиций в инфраструктуру, поддержка потребительского спроса, а также создание специального фонда «плохих» активов, который занимается их выкупом у кредитных организаций, заметил Николаев.

Также в Казахстане большое внимание уделяют поддержке рынка недвижимости, помощи малому бизнесу и сельскому хозяйству. «В России возвели социальную поддержку населения в ранг приоритетов номер один, а в Казахстане этого не делали, а проводили эту политику в рамках текущей работы», — продолжил эксперт.

Президент Института национальной стратегии Михаил Ремизов также считает «плюсом» Астаны приоритет прямым инфраструктурным инвестициям. «Сказался учет китайского опыта. Казахстан оказался ближе к китайской модели, чем российская программа. Можно сказать, что Казахстан находится на передовом рубеже политико-экономических тенденций», — заключил он.