Бывшему владельцу и президенту банка «Глобэкс» Анатолию Мотылеву удалось не только удачно пристроить проблемный банк, санация которого стала одной из самых дорогостоящих в истории российской банковской системы, но и начать в разгар кризиса новый бизнес, пишет в пятницу «Коммерсант». Если ему удастся создать новый банковский проект на базе АМБ Банка, бывшего опорного банка медиахолдинга РБК, то, как считают эксперты, формальных претензий со стороны регуляторов рынка к бизнесмену не будет.

О том, что АМБ Банк (бывший РБК Банк) подконтролен Мотылеву, изданию рассказал источник из окружения предпринимателя. По его словам, в апреле этот банк приобрели в интересах бизнесмена бывшие сотрудники «Глобэкса». «Хотя формально в АМБ Банке Анатолий Мотылев постов не занимает, именно он координирует его деятельность. Сотрудники банка утверждают, что новое название банка расшифровывается как «Анатолий Мотылев Банк», — говорит собеседник газеты.

Мотылеву, который до сих пор является советником нынешнего президента «Глобэкса» Виталия Вавилина, даже не пришлось перебираться в новый офис, отмечает его бывший подчиненный. Головной офис АМБ Банка расположен на третьем этаже торгово-офисного комплекса «Новинский пассаж», который до конца прошлого года находился в собственности структур Мотылева. При этом головной офис «Глобэкса» находится этажом ниже, добавляет собеседник издания. Теперь Новинским пассажем владеет подконтрольная Внешэкономбанку компания «ВЭБ-инвест», которая сдает его площади в аренду.

Заместитель главы Агентства по страхованию вкладов Андрей Мельников считает, что формальных претензий со стороны регуляторов рынка к Мотылеву, если он займется новым банковским проектом, скорее всего, не будет: «Формальных ограничений на профессию банкира два — решение суда и нормативные акты ЦБ РФ, препятствующие назначению ряда лиц на руководящие посты в банках». По его словам, ради сохранения бизнес-репутации собственники банков, прошлой осенью попавших в сложное финансовое положение, предпочитали продавать банки за символические деньги. «Так что теперь это личное дело господина Мотылева и его клиентов», — резюмирует Мельников.