Девальвация российской валюты в результате кризиса, годовщина которого отмечается в эти дни, была неизбежна и в конечном счете благотворна для российской экономики, но более быстрое ее проведение позволило бы избежать многочисленных издержек, считают опрошенные РИА Новости эксперты. Курс рубля к бивалютной корзине (0,55 доллара и 0,45 евро) снизился с максимального значения в августе прошлого года (29,3 рубля) до минимального значения в феврале этого года (41 рубль) почти на 40%.

«Девальвация рубля была неизбежна, так как экспортные поступления резко упали, импорт не снижался, был отток капитала… Девальвация позволила сбалансировать платежный баланс — она резко сократила импорт, что обусловило возможности ЦБ по дальнейшей стабилизации курса рубля», — сказал бывший первый зампред ЦБ, а ныне директор по макроэкономическим исследованиям Высшей школы экономики Сергей Алексашенко.

По мнению главного экономиста ИК «Тройка Диалог» Евгения Гавриленкова, при свободном курсообразовании рубль ослабел бы примерно до того же уровня. «Логика очень простая: цена нефти в феврале была 40 долларов за баррель — это то, что мы имели в 2004 году. Внутренняя инфляция с 2004 по 2008 год составила 52—53%. Если мы отсюда вычтем инфляцию в зонах доллара и евро (примерно 10% за этот период), то получаем необходимость корректировки курса примерно на 40% с небольшим, для того чтобы вернуть реальный курс рубля против бивалютной корзины туда, где находятся цены на нефть. Собственно говоря, это и произошло, когда рубль дошел с 29,3 рубля в начале августа до 41 рубля в начале февраля», — сказал Гавриленков.

По его словам, девальвация была объективно необходима, поскольку при падении цен на нефть для обеспечения обслуживания внешнего долга (выплаты в IV квартале 2008 года составляли порядка 75 млрд долларов, а в I квартале 2009 года — 35 млрд долларов) и обеспечения профицита по текущим операциям платежного баланса нужно было «срезать» импорт.

«Думаю, что ЦБ немножко запоздал с решением о девальвации и растянул ее почти на три месяца. Думаю, ее можно было сделать покороче — месяца за полтора. Это помогло бы сэкономить резервы», — считает Алексашенко.

Ректор Российской экономической школы Сергей Гуриев оправдывает «нерешительность» ЦБ возможным политическим давлением. «К сожалению, ЦБ запоздал с девальвацией. Во многом это было связано с политическим давлением, которое на него оказывалось. Как только политическое решение было принято, ЦБ выполнил его компетентно», — сказал он. Гавриленков тоже отмечает, что Центробанк и правительство долгое время не решались признать изменившуюся реальность, что привело к потере времени, а сам процесс девальвации неоправданно растянули на 2,5 месяца.