Россия никогда не предлагала мировому сообществу отказаться от использования доллара в качестве резервной валюты, заявил в интервью Reuters помощник президента РФ Аркадий Дворкович. Он полагает, что в растущих резервах мировой экономики хватит места двум-трем новым валютам.

«Мы никогда не предлагали заменить доллар на другую резервную валюту, мы предложили подумать над тем, как сделать мировую финансовую систему более стабильной при понимании, что доллар, как почти единственная резервная валюта, такую стабильность не обеспечил и вряд ли сможет обеспечивать, — указал Дворкович, — Пример евро показал, что эта валюта была хорошим дополнением к доллару и некоторые последствия кризиса смягчила».

«Мы считаем, что вряд ли миру нужно 100 резервных валют, это и нереалистично, но, может быть, четыре или пять лучше, чем две», — добавил он.

Позиции доллара при этом, по его словам, не должны ослабнуть: «Речь не идет о том, что мы что-то отберем у доллара и отдадим кому-то еще, речь идет о том, что мы надеемся, что мировая экономика будет расти и рынок будет расти и для новых валют хватит места. Они будут брать на себя часть растущего пирога, а не забирать то, что уже есть».

Конфигурация резервных валют будет зависеть от конкурентоспособности стран. «Какую-то валюту назначить резервной или объявить резервной нельзя. Нужно сделать так, чтобы она стала комфортной в использовании», — признал Дворкович. При этом резервная валюта может существовать, когда есть большой объем рынка долговых инструментов, в ней номинированных. «А чтобы были долговые инструменты, нужны долги, а значит, нужны дефициты, но мы не хотим иметь постоянный дефицит», — сказал помощник президента. «Можем ли мы в связи с этим, например, претендовать на то, что рубль станет резервной валютой, если мы не хотим иметь все время дефицит? Может ли претендовать на это Китай, у которого тоже дефицит? Нет», — констатировал он, указав на стремление России и КНР сократить дыру в бюджете.

Но такому подходу, считает Дворкович, есть альтернативы. «Вопрос в том, может ли генерировать дефицит частный сектор, привлекая капиталы, могут ли генерироваться другие ценные бумаги в этих валютах, например связанные с энергоресурсами, которые мы продаем, может ли развитие рынка энергоносителей с расчетами в рублях стать мотором превращения рубля в резервную валюту», — заметил он, оставив свои вопросы без ответа.

Россия в рамках «большой двадцатки» уже перешла от предложения обсуждать тему резервных валют, не встретившую понимания у стран-партнеров, к обсуждению развития мировой финансовой системы, подчеркнул Дворкович.