Саммит «двадцатки», который завершился в Питтсбурге, для Москвы можно назвать довольно удачным — по ряду вопросов, с которыми российская делегация ехала в США, решения были приняты. Однако идти на компромиссы пришлось, отмечает РИА Новости.

На изначально экономической встрече, как водится, без политики не обошлось. И здесь ключевыми для Москвы пунктами стали Иран, который аккурат во время саммита рассказал миру о строительстве на своей территории нового завода по обогащению урана, а также ПРО.

Что касается экономики, Россия представила партнерам по G20 предложения по целому ряду вопросов, которые, на ее взгляд, наиболее актуальны в современных условиях. В частности, Москва недовольна темпами продвижения реформы международных финансовых организаций, а также установления единых форм финансовой отчетности.

Как признался на пресс-конференции по итогам саммита президент РФ Дмитрий Медведев, прорыва в этом вопросе добиться не удалось. «По финансовому регулированию, финансовому отчету, аудиту движение не такое, как хотелось бы, но оно есть все равно. Эксперты работают, но можно было бы двигаться быстрее, это факт», — сказал российский лидер.

Зато Москва может записать на свой счет подвижки с реформированием мировых финансовых институтов. Хотя в перераспределении квот в пользу развивающихся и переходных стран России и другим сторонникам этой идеи пришлось пойти на компромисс. Лидеры G20, как сказано в итоговом коммюнике саммита, «договорились о существенном расширении права голоса в размере не менее 3% для развивающихся стран и стран с переходной экономикой во Всемирном банке». Также участники саммита взяли обязательство «перераспределить квоты МВФ в пользу динамично формирующихся рынков и развивающихся стран, передав не менее 5% от представленных стран к недопредставленным». Государства БРИК (Россия, Бразилия, Индия, Китай) призывали перераспределить квоты от развитых стран к развивающимся в МВФ на 7%, во Всемирном банке — на 6%, чтобы достичь равноправного распределения голосов между развитыми и развивающимися странами. «В отношении 7% — мы считали это более справедливым, и ряд крупных экономик считал также», — указал Медведев. Вместе с тем президент РФ отметил, что и при 5-процентном перераспределении голосов государства Европы серьезно теряют. Так что, по его словам, принятое решение «создает новую точку справедливости в МВФ». «Мне кажется, это удачное решение», — резюмировал Медведев.

Отстояли свою позицию и сторонники продолжения антикризисных мер, к которым относится и Москва.

А вот другую инициативу, которую Россия традиционно отстаивает на встречах «двадцатки», — замену доллара другой резервной валютой — всерьез обсуждать в Питтсбурге даже не планировалось. Так и произошло. Однако, как подчеркнул Медведев на итоговой пресс-конференции, коллеги по G20 к российским предложениям по этому вопросу начали привыкать и прислушиваться.