Британское управление финансовых услуг (FSA) заставит местные банки увеличить ликвидные активы, чтобы в будущем у них не возникло трудностей с оплатой долговых обязательств. Об этом во вторник сообщают «Ведомости». Новые правила вступят в силу в декабре, и за первый год их действия банкам придется увеличить вложения в денежные средства и гособлигации на 110 млрд фунтов (175,4 млрд долларов) и сократить зависимость от краткосрочного финансирования на 20%. Если, как ожидается, FSA в последующие годы сильнее ужесточит нормативы, банки будут должны увеличить ликвидные активы на 370 млрд фунтов либо сократить краткосрочное финансирование на 80% и вложиться в денежные средства и гособлигации на 170 млрд фунтов.

«Очень важно, чтобы к окончанию рецессии действовал жесткий режим, — отмечает директор FSA по пруденциальной политике Пол Шарма. — Нельзя ждать полгода, год или два, поскольку перед новой рецессией не будет времени».

Новые требования коснутся 210 британских банков, строительных обществ и инвесткомпаний, а также примерно 200 филиалов иностранных банков. Еще к 90 компаниям будут применяться менее строгие нормативы. Филиалы нерезидентов будут держать собственную ликвидность в Великобритании; переводить ее в другое подразделение банка не разрешается. Такое решение принято для того, чтобы предотвратить ситуацию, произошедшую с Lehman Brothers, — перед банкротством инвестбанка денежные средства перекачивались из его европейских подразделений в головной офис в Нью-Йорке, отмечает Шарма.

Сейчас активы, считающиеся ликвидными, у британских банков составляют 300 млрд фунтов, поэтому новые требования заставят их изменить бизнес-модели. К ликвидным активам не будут относиться корпоративные облигации, активы с обеспечением и деривативы, до кризиса относившиеся к надежным. «Теперь банкам грозит сильный рост издержек, который может сказаться на прибыли», — говорит Пэт Ньюберри, курирующий в PricewaterhouseCoopers регулирование британского сектора финансовых услуг. По его мнению, изменить требования к ликвидности — значит затронуть «самое сердце бизнес-модели банков», и в результате им придется менять стратегию операций.