Глава Ассоциации российских банков Гарегин Тосунян считает, что глобальная проблема российской экономики, «заключающаяся в отсутствии нормального финансирования», остается нерешенной. Об этом он заявил в интервью «Национальному банковскому журналу».

Он сравнил недофинансирование в экономике с заболеванием крови у человека. «Если кровеносная система функционирует с перебоями или если сама кровь плохого качества, то у больного будет и плохой цвет лица, и морщины, и дряблость мышц. И глупо лечить все эти внешние признаки, оставляя без внимания причину их возникновения. В нашем случае это — недостаточное, дорогое финансирование, высокие процентные ставки. Поэтому наша экономика так болезненно реагирует на внешние раздражители, так плохо переносит ухудшение ценовой конъюнктуры на мировых рынках. Для нас это целая трагедия», — отметил Тосунян.

«А посмотрите на экономически развитые страны: сколько было криков о том, что у них вот-вот все обвалится, а из кризиса они начали выходить куда быстрее, чем мы», — продолжил он. «У них кровеносная система работает нормально, поэтому тромбы если и возникают, то быстро рассасываются, «расшиваются» путем локального хирургического вмешательства. У нас же экономика — дряблый организм, страдающий от недостатка кровоснабжения. А мы вместо того, чтобы поставить главным приоритетом борьбу с недофинансированием и высокими ставками, боремся только с острыми проявлениями. Сбиваем температуру, но не устраняем источник этой температуры», — подчеркнул собеседник издания.

По его словам, «специфика нашей ситуации в том, что применяемые лекарства без последующей фундаментальной комплексной терапии могут причинить больше вреда, чем острые проявления болезни». «За примерами не надо далеко ходить: вспомним прошлогодний кризис ликвидности. Для его лечения применили средства, которые наряду со снятием острой фазы дефицита ликвидности привели к нарушению условий конкуренции на банковском рынке и к повышению до недопустимо высокого уровня процентных ставок по кредитам и депозитам», — напомнил Тосунян.

«Я не говорю, что правительству и Центральному банку не надо было вмешиваться. Честь им и хвала: они оперативно вмешались и сняли остроту», — уточнил он. «Вопрос в другом: на каких условиях эта поддержка оказывалась и какой эмоциональный фон создавался при этом. Был обрисован узкий круг банков, их подпитали, а остальные фактически остались без поддержки. При этом многие восприняли эту поддержку как сигнал: главное, мол, спасти крупных игроков рынка, а остальные банки не нужны, они плохие, пусть уходят, если не могут спастись самостоятельно. Естественно, это не улучшило условий конкуренции и повлекло за собой еще большую монополизацию рынка, привело к «раскручиванию» ставок по кредитам и в конечном счете — к недокредитованию, недофинансированию нашей экономики», — констатировал Тосунян.

«Мы должны изучать причины кризиса на Западе, делать выводы. Но мы должны понимать, что у нас иные причины болезни и, следовательно, иные лекарства. Я очень надеюсь, что негативные процессы, которые проходили в нашей экономике до кризиса и обострились благодаря ему, заставят регуляторов серьезнее задуматься над важностью свободного рыночного диверсифицированного кредитования. О том, что нельзя сжимать кредитный рынок ради достижения каких-то сверхцелей — например, ради снижения инфляции. Опыт последних нескольких лет и опыт последнего кризисного года наглядно продемонстрировали: она от такого сжатия не снижается, а только растет. А чтобы снизить ее, нужен рост кредитования, нужно нормальное финансирование предприятий. Нужно, чтобы наша экономика перестала напоминать человека, у которого весь организм сбоит из-за плохой системы кровоснабжения и малокровия», — резюмировал Тосунян.