Начало работы над законом «Об электронных деньгах» привело к активизации лоббистских настроений среди участников этого рынка. Опасаясь введения регулирования на нем, представители электронных платежных систем создали собственную ассоциацию. Ее цель — лоббировать интересы отрасли при разработке законодательства в сфере электронных денег, оборот в которой приближается к 30 млрд рублей. Об этом в пятницу пишет «Коммерсант».

8 октября в Москве участниками рынка электронных платежей была создана ассоциация «Электронные деньги» (АЭД). Структура, объединившая крупнейших игроков этого рынка (i-Free, QIWI, «Яндекс. Деньги», WebMoney и ряд других), займется продвижением отраслевого регулирования, отдельного от банковского сектора.

Основным отличием платежей с использованием электронных денег от обычных платежей является интервал между внесением денег в систему и оплатой товаров и услуг. В промежутке деньги существуют в виде обязательства компании-оператора перед клиентом. Кроме мобильных и интернет-систем, подобный механизм используют универсальные транспортные карты, кошельки на чиповых картах, некоторые терминальные системы оплаты. За первые девять месяцев 2009 года в России было проведено интернет-платежей на 10 млрд рублей, платежей через терминалы оплаты QIWI с личным кабинетом — на 8 млрд и платежей через мобильные телефоны — на 7 млрд.

«Отрасль стала большой, под нее нужен специальный закон, — считает председатель АЭД Виктор Достов. — Мы видим увеличение интереса со стороны государства к регулированию данного рынка и решили создать ассоциацию, чтобы участвовать в этом процессе». 15 сентября на заседании комитета Госдумы по финансовому рынку прошло первое заседание рабочей группы по подготовке закона «Об электронных деньгах». На нем представители банковского сообщества потребовали обязать операторов систем электронных денег получать банковские лицензии. Полное отсутствие регулирования деятельности систем электронных денег в России, по мнению банкиров, создает простор для использования этого инструмента в незаконных целях — например для легализации средств, полученных преступным путем. «В Европе максимальная сумма одной такой трансакции ограничена примерно 1 тысячей евро», — говорит вице-президент Ассоциации региональных банков России Олег Иванов.

«Любая сумма в нашей системе появляется с банковского счета и уходит в конце концов на банковский счет, поэтому мы сотрудничаем с банками в вопросах контроля», — отмечает директор по развитию WebMoney Петр Дарахвелидзе. По мнению участников рынка электронных денег, жесткое банковское регулирование может оказаться губительным для отрасли. «Электронные деньги — это не банковский депозит, им соответствует другой уровень рисков», — указывает генеральный директор компании «Яндекс. Деньги» Евгения Завалишина. По ее словам, банковское регулирование сделает эту деятельность невыгодной. Для получения банковской лицензии без права привлечения средств граждан во вклады необходим уставный капитал не менее 180 млн рублей, для работы с вкладами — 900 млн.

Применить лоббистский ресурс создатели ассоциации рассчитывают по опыту коллег со смежного рынка платежных терминалов. «Когда закон о платежных терминалах только разрабатывался, речь шла о серьезном ограничении такой деятельности, однако в результате закон вышел в очень лояльной редакции, — указывает председатель НАУЭТ по платежным системам и банковским инструментам Борис Ким. — Будем надеяться, это же случится и здесь».