Глава Росстата Владимир Соколин считает, что в России «атрофирована та экспертная среда, на которую должно опираться правительство при принятии серьезных экономических решений». «Минэкономразвития, к сожалению, такие решения вырабатывать сегодня не может. Да, они грамотно наблюдают и грамотно говорят о том, что происходит или что может происходить при том или ином развитии событий. Но этим, похоже, их деятельность и исчерпывается», — заявил он в интервью журналу «Итоги», опубликованном в понедельник.

По его словам, «если исходить из модели, применяемой Росстатом, то она не подтверждает данные Минэкономразвития о том, что мы уже пошли вверх». «Я имею в виду такой показатель, как тренд, — динамику с исключением всевозможных сезонных и календарных факторов. Если взять, например, промышленное производство, то четыре последних месяца эта линия идет абсолютно горизонтально. То есть мы и в самом деле лежим на дне — кризис, слава богу, не «начал копать», но всплытия тренд пока не показывает. Можно, конечно, взять другие индикаторы, подправить коэффициенты и показать, что начался рост», — добавил он.

«Если вы внимательно посмотрите на наши показатели, то увидите, что спад темпов роста промышленного производства начался в июне — июле прошлого года. Динамика тогда, правда, еще была положительной, но уже шла вниз. А если вы возьмете так называемые индексы предпринимательской уверенности, рассчитываемые рядом аналитических центров путем опроса предпринимателей, то в июле 2008 года они просто рухнули. Уже тогда все ожидали худшего. И оно произошло. И вот тут возникает вопрос, на который у меня нет пока ответа: почему при таких золотовалютных резервах и таком огромном Стабилизационном фонде произошел такой чудовищный обвал? Говорят, что все дело в нашей зависимости от сырьевой конъюнктуры. Но с добычей нефти и газа как раз все в порядке: рухнули цены, а объемы остались практически неизменными. А в чем причина столь резкого обрушения реального сектора — машиностроения, химпроизводства, жилищного строительства?» — задался вопросом Соколин.

«У нас сокращение ВВП составило во втором квартале этого года в годовом измерении 10,9%. Такого нет ни у одной из стран, которые принято относить к мировым лидерам. Взгляните на БРИК: Китай — рост 7,1, Индия — плюс 4,1, Бразилия — минус 1,6. Возьмите «большую восьмерку»: Франция — минус 2,6, США — минус 3,9, Германия — минус 5,9, Япония — 6,5. Но никак не 10,9… А давайте возьмем такой важный показатель, как инфляция. В большинстве развитых стран с началом кризиса цены либо остановились, либо стали снижаться. Что абсолютно логично: снижение спроса должно вести по крайней мере к остановке инфляции, это азы политэкономии. У нас же почти 12-процентный годовой рост цен! Наиболее близко подобралась к нам Индия, где инфляция составила 9,3%. Но, извините, индийская экономика растет. А в России все «удовольствия» сразу — и самая высокая инфляция, и самый большой экономический спад», — отметил глава Росстата.

Соколин также признался, что его тревожат результаты последней административной реформы, в ходе которой его ведомство подчинили Министерству экономического развития. «Была допущена, считаю, большая ошибка. Во-первых, за политику в области статистики перестал отвечать профессиональный статистический орган. Во-вторых, появился конфликт интересов: у ведомства, которое является главным пользователем наших данных, которое занимается составлением отчетов и прогнозов, возникает очень большой соблазн поруководить статистикой в нужном ему направлении. И вот министерство начинает командовать: нужно наблюдать то-то и то-то. Хорошо еще, пока не говорят, как наблюдать, не пытаются манипулировать с цифрами. Если начнут спускать такие директивы — вообще будет беда. Но проблемы порождает уже само нынешнее местоположение Росстата в структуре власти. Очень тяжело отстаивать свою позицию через голову министерства. Нас не слышат», — посетовал он.