По результатам анализа причин кризиса в российском банковском секторе Банк России намерен рассмотреть вопрос об увеличении числа банковских нормативов. Вслед за ограничением объема зарубежных заимствований банков ЦБ может вернуться к регулированию объема средств, привлеченных банками от крупных клиентов и контрагентов, от чего отказался в 2004 году. Об этом во вторник пишет газета «Коммерсант». Такое ужесточение банковского надзора уменьшит риски резкого оттока ликвидности из банков, однако одновременно может привести к ухудшению ситуации в мелких кредитных организациях и перетоку средств крупнейших клиентов в госбанки.

О том, что регулятор размышляет над возвратом в практику надзора за банками ряда нормативов, отмененных за ненадобностью задолго до текущего кризиса, в пятницу сообщил директор департамента банковского регулирования и надзора ЦБ Алексей Симановский. В частности, по его словам, рассматривается вопрос о возврате норматива Н8, регулирующего риск банка на одного кредитора. Этот норматив ограничивал средства (кредиты, в том числе межбанковские, депозиты, остатки на счетах), привлеченные кредитным учреждением от одного или группы связанных кредиторов (вкладчиков), 25% от капитала банка. Н8 был отменен Банком России в 2004 году в рамках реформы надзорного регулирования банков после кризиса доверия 2004-го в период создания системы страхования вкладов.

«В свое время норматив Н8 был отменен в виду практической нецелесообразности,— говорит главный бухгалтер банка «Уралсиб» Юрий Петухов. — Это жесткое ограничение на привлечение банками средств, не применяющееся в мировой практике банковского надзора развитых стран». По его мнению, в России такой норматив имел смысл на этапе формирования банковской системы для ограничения возможностей по созданию кэптивных банков, однако сейчас, когда рынок сформирован и меняется лишь в сторону уменьшения числа игроков, введение Н8 лишь добавит проблем существующим кредитным организациям.

Впрочем, по мнению представителей банковского сообщества, определенная логика в действиях регулятора есть. «ЦБ пытается стимулировать банки разнообразить базу фондирования и тем самым контролировать риски неожиданно большого оттока ликвидности», — указывает вице-президент Ситибанка Наталья Николаева. Таким образом, Центробанк получает страховку от расшатывания устойчивости банка, если один крупный клиент решит вывести из него свои средства, согласен финансовый директор ОТП Банка Евгений Ромаков. «К намерению вернуть норматив рисков на одного кредитора ЦБ мог прийти в результате анализа причин, по которым прошлой осенью пришлось спасать целый ряд кредитных учреждений, — считает финансовый директор Сведбанка Павел Барчугов. — Некоторым, даже крупным банкам пришлось оказывать серьезную поддержку для спасения средств ряда корпоративных клиентов». В числе примеров опрошенные «Коммерсантом» участники рынка приводят Связь-Банк и «КИТ Финанс». «Проблема зависимости банков от средств крупных клиентов, контрагентов, в том числе акционеров, безусловно, есть, — согласен первый заместитель гендиректора АСВ Валерий Мирошников. — Но возникает она не столько из-за зависимости от одного источника ликвидности, сколько из-за неадекватной политики размещения привлеченных средств, как, например, было в случае с банком «Союз» (был санирован в конце 2008 года)». По мнению Мирошникова, решать эту проблему введением норматива Н8 — слишком формальный подход. «Надо смотреть, как защищены риски на одного кредитора и насколько добросовестные собственники управляют банком», — полагает он.