Банк России не видит оснований для включения пайщиков паевых инвестиционных фондов (ПИФов) в список кредиторов, требования которых при банкротстве кредитной организации удовлетворяются в первую очередь. Об этом говорится в ответе ЦБ РФ на запрос Национальной лиги управляющих (НЛУ), подписанном первым заместителем Банка России Геннадием Меликьяном.

В начале июля НЛУ обратилась в Банк России с просьбой рассмотреть возможность включения управляющих компаний ПИФов в список кредиторов первой очереди при банкротстве банка.

В письме, подписанном президентом НЛУ Дмитрием Александровым, указывалось, что требования вкладчиков в случае банкротства банка удовлетворяются в порядке первой очереди. Если в кредитной организации открыты расчетные счета ПИФа, требования его управляющей компании как юридического лица удовлетворяются лишь в порядке третьей очереди. Таким образом, считают в ассоциации, норма закона обходит интересы инвесторов — физических лиц: по данным НЛУ, в открытых и интервальных ПИФах пайщиками являются 95—99% физических лиц, высок их процент и в закрытых ПИФах.

Банк России дал отрицательное заключение на запрос НЛУ. В официальном ответе, опубликованном на интернет-сайте НЛУ, указано, что в соответствии с законодательством приоритетом при удовлетворении требований к должнику — юридическому лицу обладают кредиторы — физические лица, наименее социально и экономически защищенные.

В то же время владельцы инвестиционных паев ПИФов присоединяются к договору доверительного управления ПИФом путем приобретения инвестиционных паев, выдаваемых управляющей компанией. УК осуществляет доверительное управление паями фонда и открывает на свое имя отдельный банковский счет. Таким образом, в договорные отношения с кредитной организацией вступают не владельцы инвестиционных паев, а управляющая компания ПИФа, и именно она является кредитором кредитной организации, указывает Банк России. «С учетом изложенного представляется неправильным при банкротстве кредитных организаций приравнивать вкладчиков кредитных организаций и пайщиков ПИФов друг к другу, поскольку правовая природа их взаимоотношений с кредитными организациями различна, точнее, последние вообще не имеют договорных отношений с кредитными организациями», — говорится в ответе ЦБ на запрос НЛУ.

ЦБ также отмечает, что пайщиками ПИФов являются и юридические лица, поэтому включение управляющих компаний в перечень кредиторов первой очереди повлечет размывание этого понятия. Принцип же адресного доведения выплат до физических лиц реализовать невозможно, «поскольку это противоречит норме о том, что каждый инвестиционный пай удостоверяет одинаковую долю в праве общей собственности на имущество, составляющее ПИФ, и одинаковые права». По мнению ЦБ РФ, защитить права владельцев инвестиционных паев можно путем установления жестких требований к выбору управляющими компаниями банков-партнеров, а также путем создания системы компенсационных фондов для возмещения убытков гражданам — пайщикам ПИФов.