Минфин и Внешэкономбанк (ВЭБ) обсуждают судьбу задепонированных в ВЭБе средств Фонда национального благосостояния (ФНБ), сообщили два чиновника Минфина. Речь идет о пятилетнем депозите, выделенном год назад ВЭБу для скупки акций с целью поддержки фондового рынка, пишет в четверг газета «Ведомости». «Госкорпорация говорит о том, что не считает целесообразным дальнейшее обслуживание депозита», поэтому рассматривается и вариант его закрытия, рассказали собеседники издания.

Факт таких консультаций подтвердил источник, близкий к ВЭБу. «Сейчас уже очевидно, что ВЭБ получил максимально возможную доходность по акциям, больше нет нужды держать деньги в этих инструментах», — объяснил он. Прошлой осенью, когда котировки большинства акций упали в разы, ВЭБ ежедневно ближе к закрытию торгов покупал «голубые фишки» — «Газпром», Сбербанк, ВТБ, «Норильский никель», «Сургутнефтегаз», «ЛУКОЙЛ». Хотя операции велись через брокеров, участники рынка их видели, и многие неплохо заработали на этих сделках. Инвестировал ВЭБ и в корпоративные облигации надежных эмитентов — те же «Газпром» и «ЛУКОЙЛ», РЖД, ВТБ, «ВТБ-Лизинг Финанс», Банк Москвы, Россельхозбанк, Газпромбанк. Текущая доходность портфеля составляет не менее 60%, сообщила представитель ВЭБа Екатерина Карасина. «По большому счету инвестиции ВЭБа как антикризисная мера уже оправдали себя. Они поддержали рынок, а ФНБ принесли большой доход», — говорит сотрудник Минфина.

Но министр финансов Алексей Кудрин прохладно относится к идее закрытия депозита, рассказал сотрудник министерства. Сам Кудрин в беседе с «Ведомостями» сказал: «Судьба депозита зависит от целого ряда решений, которые пока не приняты». Одно из возможных решений, говорит источник, близкий к ВЭБу, — преобразование депозита в портфель ценных бумаг, который будет отдан ВЭБу в доверительное управление. Но тогда встает вопрос о мотивации управляющего. «Пока получается, что вся заработанная прибыль является заработком ФНБ, — так договаривались ранее, а это не совсем справедливо. Ведь ВЭБ очень хорошо поработал, и не совсем справедливо оставить его без бонуса», — отмечает чиновник Минфина.