С апреля текущего года Банк России уже 8 раз снижал ставку рефинансирования: в результате она опустилась с кризисных 13% до 9,5% годовых — рекордно низкого уровня за период с 1992 года. И на этом регулятор, вероятнее всего, не остановится: первый зампред ЦБ РФ Алексей Улюкаев заявил в конце октября, что в 2010 году ставка рефинансирования может быть снижена до 9%, то есть приблизительно до прогнозного уровня инфляции.

Между тем ставка российского ЦБ остается самой высокой среди стран G20, то есть Россия фактически придерживается самой жесткой денежно-кредитной политики в «двадцатке» наиболее развитых государств. Для сравнения: базовая учетная ставка в США составляет сейчас 0—0,25%, в Канаде — 0,25%, в Японии — 0,1%, в Великобритании — 0,5%, в Европейском валютном союзе — 1%, в Австралии — 3,5%, в Китае — 5,31%, в Индии — 4,75%, в Южной Корее — 2%, в Турции — 6,75%, в Индонезии — 6,5%, в ЮАР — 7%, в Мексике — 4,5%, в Бразилии — 8,75%. В странах G7 ставки с началом кризиса были снижены наиболее радикально, в результате чего западный финансовый сектор оказался буквально залит дешевыми деньгами.

Российский ЦБ в отличие от иностранных центробанков не понижал, а повышал ставки в разгар кризиса, чем вызвал немало критики в свой адрес. Представители Банка России объясняли необходимость такой политики стремлением удержать в стране «горячие» деньги. Кроме того, возможности регулятора сдерживались традиционно высоким инфляционным давлением и нестабильностью на валютном рынке. После того как ситуация стабилизировалась, Банк России начал последовательно снижать ставки в целях стимулирования кредитной активности банковского сектора.

Между тем ставка рефинансирования ЦБ РФ по-прежнему остается весьма ограниченным инструментом в деле поддержки реального сектора. В идеале, как известно, ставка рефинансирования представляет собой инструмент денежно-кредитного регулирования, с помощью которого Банк России воздействует на ставки межбанковского рынка, а также ставки по депозитам юридических и физических лиц и кредитам, предоставляемым им кредитными организациями. Однако в реальности между ставкой рефинансирования ЦБ и кредитными ставками сохраняется болезненный для экономики разрыв, вызванный в том числе желанием банков поспекулировать на кризисе. Реальная кредитная ставка составляет в России 14—15%, а иногда и 20%, существенно отличаясь от ставки рефинансирования ЦБ.

В октябре президент России Дмитрий Медведев согласился с тем, что ситуация с реальными кредитными ставками не соответствует целевой политике властей, однако высказался и в защиту банков. «Почему банки выставляют такую кредитную ставку? Потому что полагают, что реальная ситуация может оказаться сложнее, чем это себе представляет ЦБ», — сказал президент, подчеркнув, что «задача ЦБ — доходчиво объяснять свою политику и проводить разумное регулирование, оказывая влияние на финальную кредитную ставку, которая будет использоваться банком».