Международная коалиция Tax Justice Network (TJN) опубликовала индекс финансовой скрытности (Financial Secrecy Index), который характеризует уровень закрытости финансовых и налоговых офшоров и «их нежелания сотрудничать с налоговыми органами других стран». Об этом пишет газета «Коммерсант».

Согласно оценкам TJN, наиболее «скрытными» из 60 исследованных юрисдикций являются американский штат Делавэр, Люксембург, Швейцария, Каймановы острова и лондонский Сити. «Если Люксембург и Швейцария специализируются на традиционной банковской непрозрачности, то англосаксонские страны предоставляют более глубокие и изощренные схемы, которых нельзя добиться в банковской сфере», — отмечают авторы исследования. Эксперты TJN заявляют, что определить, кто является реальным владельцем компании, из 60 офшоров можно только в Монако. Ни в одном другом не существует центрального регистра трастов и фондов, которые доступны публично. США и Великобритания, имеющие политические (по оценкам TJN, «половина юрисдикций, именующихся «налоговым раем», зависит от британской короны») и финансовые связи с ключевыми мировыми офшорами, «являются проводниками незаконных финансовых потоков на мировой финансовый рынок».

Борьба с «налоговыми оазисами» стала принципиальным решением апрельского саммита G20, а Организация экономического сотрудничества и развития (ОЭСР) опубликовала черный список из 38 государств (большинство не являются членами организации), которым было поручено привести стандарты раскрытия финансовой информации в соответствие со стандартами организации. Среди них оказались Швейцария и Люксембург. Но на последней встрече глав минфинов G20 в Лондоне угрозы на практике не реализовались, и после символических уступок Люксембурга и Швейцарии обсуждение вопросов, посвященных офшорам, было перенесено на март 2010 года. «ОЭСР, призванная бороться с офшорами, столкнулась с конфликтом интересов, так как самыми главными поставщиками услуг финансовой непрозрачности являются ее основные члены», — констатируют в TJN.