Даже выплачивая кредит вовремя, человек не может быть уверен, что данные о его долге не будут преданы огласке. Такие сведения публикует Агентство по страхованию вкладов (АСВ), пишет в четверг газета «Ведомости».

Списки заемщиков с указанием фамилии, имени, отчества и суммы долга перед банком регулярно появляются на сайте АСВ среди данных об имуществе банков-банкротов, которое агентство как конкурсный управляющий распродает в ходе их ликвидации. Например, на этой неделе АСВ обнародовало итоги инвентаризации имущества Банка ВЕФК-Урал, в том числе кредиты 95 человек на общую сумму 184,1 млн рублей.

Закон «О персональных данных» запрещает без согласия человека раскрывать данные о нем: фамилию, имя и отчество, год, месяц, дату и место рождения, адрес, семейное, социальное, имущественное положение, образование, профессию, доходы, другую информацию (в том числе, возможно, сведения о наличии и размере задолженности), перечисляет юрист компании Tua Gratia Иван Белоусов.

«Мы должны продавать имущество, поэтому публикуем данные о нем. Это делают и другие конкурсные управляющие», — объясняет первый заместитель гендиректора АСВ Валерий Мирошников. По его словам, агентство не получало в связи с раскрытием такой информации ни жалоб от заемщиков, ни претензий от каких-либо ведомств.

Публикация не противоречит нормам закона о персональных данных, передали юристы АСВ через пресс-службу: «Закон не требует согласия субъекта персональных данных на их раскрытие в случаях, если его требуют другие федеральные законы». АСВ как конкурсный управляющий должно исполнять законы «О банкротстве» и «О банкротстве кредитных организаций», которые требуют публикации сведений о составе имущества, выставленного на торги, а также отчета об итогах инвентаризации и оценке имущества банка с указанием объектов стоимостью более 1 млн рублей.

То, что раскрывает АСВ, не является персональными данными, уверен председатель московской коллегии адвокатов «Яковлев и партнеры» Игорь Дубов. По закону это информация, относящаяся к определенному или определяемому на ее основании частному лицу, а по ФИО и размеру долга нельзя установить конкретное лицо. Мирошников с этим «полностью согласен, ведь информация не публикуется вместе, например, с адресом заемщика».