Имена 130 тыс. вкладчиков банка HSBC, среди которых есть и россияне, попали к французским налоговикам.

Напомним, что один из IT-менеджеров швейцарского подразделения банка, упоминаемый исключительно под кодовым именем Эрве, похитил данные о клиентах и уехал во Францию. Имеющий скандальную репутацию прокурор Ниццы Эрик де Монгольфье по запросу швейцарцев задержал Эрве и конфисковал его компьютер. Но не стал возвращать данные, а возбудил дело об отмывании средств и передал файл французским налоговым органам. В деле фигурирует около 130 тыс. банковских счетов нерезидентов.

Использование госорганами плодов кражи оскорбило швейцарцев. Но французский прокурор просто не мог поступить иначе, считает руководитель Национального антикоррупционного комитета Кирилл Кабанов. «Есть некие юридические процедуры, связанные с отмыванием денег, которые существуют во всем мире. Как правило, они связаны с некой публичной системой. Если история стала публичной, то они обязаны проверять, независимо от того, как эта информация попала, возбуждаются уголовные дела. Это западная система, у нас, к сожалению, эта система не работает. Я не удивлюсь, если из этого списка какой-то большой процент российских чиновников», — говорит он.

В том, что нелегальные счета российских чиновников среди счетов 130 тыс. иностранных вкладчиков имеются, сомневаться не приходится. Однако маловероятно, что французские власти пойдут на публикацию оказавшихся в их распоряжении списков. Если они и будут делиться сведениями, то, скорее всего, только по специальным запросам из стран, с которыми у Франции есть налоговые соглашения. Россия входит в их число, говорит генеральный директор ООО «ФинЭкспертиза» Агван Микаэлян, но российские налоговики вряд ли воспользуются этой возможностью. «Наличие такого договора очень серьезно облегчает передачу такой информации из одной налоговой службы в другую. Это очень тонкий момент, чаще всего это делается по запросу суда. На основе данных, похищенных кем-то откуда-то, делать выводы нельзя, это просто служит основанием для того, чтобы сделать запрос о том, получали ли какие-то лица, указанные там, такие доходы. И, кстати говоря, банк все это дело может не подтвердить. Я, честно говоря, не припомню, чтоб наши пытались что-то такое делать, но наши могут сделать все что угодно», — отметил он.