Горящий бомбардировщик, неудачная атака на Москву и герои-спасатели — это из появившегося в Интернете мультфильма о судьбе банка «Северная Казна», сообщает портал Slon.ru.

Персонажи — банкир Владимир Фролов, владевший контрольным пакетом «Северной Казны» до начала процедуры санации, и менеджеры банка. Зачистка территории бомбардировщику с бортовым номером СК 1992—2008 не удалась, как провалилась и стратегия «Северной Казны» на федеральном уровне. Председатель совета директоров Фролов, он же — командир воздушного судна, катапультируется, а штурман и бортмеханик выпрыгивают с золотыми парашютами. На борту остается «ботаник» — второй пилот, который и спасает бомбардировщик. Или бизнес.

Почти детский мультфильм, который начинался со слов «готовьте попкорн», заканчивается совсем взрослым вопросом, повисающим в воздухе: «Откуда вы взяли парашюты?» Накануне санации правление выписало в виде компенсации четырем менеджерам банка 72 млн рублей — сумму, вчетверо превышающую размер выходных пособий, предусмотренных прежними контрактами управленцев. «Северная Казна» пыталась отсудить деньги, проиграла тяжбу в региональных инстанциях и собирается обратиться в Верховный суд.

Только развязка у мультика не такая, как в жизни. Как известно, спасателем проходящей санацию «Северной Казны» стал Альфа-Банк. В ролике же герой-спасатель дела «Северной Казны» после прекращения огня работает отнюдь не в «Альфе», а в банке под названием «Нейва». Определенная логика в таком сюжете есть: после продажи «Северной Казны» бывшие акционеры банка затеяли новые проекты и пригласили туда прежних менеджеров. Фролов строит новый бизнес совместно с группой Номос-Банка на базе банка «Уран». А Владимир Родионов («Урал-авиа»), которому принадлежал блокпакет, приобрел Комнейвабанк.

«Нейва», по замыслу новых собственников, должна стать не просто расчетным банком для «Урал-авиа», а преемницей философии бизнеса «Северной Казны». В «Нейве» признают совпадение точки зрения акционеров банка и авторов ролика, однако от авторства открещиваются.

Фролов утверждает, что объемы инвестиций в новые проекты банка «Уран» и «Нейвы» несопоставимы — он делает с Номос-Банком проект федерального масштаба и называет видео «детской игрой».

Специалисты по продвижению в сетях уверены — это не вирусный маркетинг, поскольку зрителю вне контекста непонятно, кто, куда и зачем летит. Мультфильм больше похож на «вирусный капустник», сделанный исключительно для своих. За три дня его посмотрели всего 1,5 тыс. человек, что для вирусной рекламной кампании равносильно провалу.