Завершилась тянущаяся с 2005 года судебная тяжба между «Роснефтью» и банком «Траст» по взысканию с последнего 2,5 млрд рублей, сообщает во вторник «Коммерсант». Стороны заключили мировое соглашение — долг «Траста» снижен до 2 млрд, из которых 1,1 млрд банк уже выплатил. Фактически это означает изменение первоначальной схемы урегулирования спора — должник начал платить до объединения «Траста» с банковскими активами «Роснефти».

В понедельник Девятый арбитражный апелляционный суд прекратил производство по делу и утвердил условия мирового соглашения между «Роснефтью» и «Трастом». Глава банка Илья Юров подтвердил факт заключения соглашения. «Завершился многолетний судебный спор с «Роснефтью», который тянулся еще со времен ЮКОСа. Мы удовлетворены тем, что нам удалось найти компромисс», — заявил он «Коммерсанту».

В 2005 году ЮКОС подал иск к инвестбанку с требованием возместить убытки из-за утраты векселей двух ООО на сумму 1,5 млрд рублей, депозитарием которых был «Траст». В феврале 2005 года ценные бумаги были утеряны. В процессе банкротства ЮКОСа требования к «Трасту» были приобретены «Роснефтью». Нефтяная компания потребовала с банка стоимость векселей с процентами (всего 2,52 млрд рублей). Суды двух инстанций это требование удовлетворили. Однако в марте стороны заявили о намерении заключить мировое соглашение.

Согласно условиям предварительного соглашения, «Роснефть» готова была отказаться от своих требований в обмен на долю в «Трасте». В конце мая компания и мажоритарные акционеры «Траста» (Илья Юров, Николай Фетисов, Сергей Беляев) договорились о создании объединенного банка на базе «Траста» и банковских активов «Роснефти» — Дальневосточного Банка и ВБРР. Объединение должно было произойти после оценки всех трех банков аудиторами «большой четверки». Схема сделки предполагала, что «Траст» проведет допэмиссию в пользу «Роснефти» и на деньги, полученные в ее рамках, выкупит у компании 77% акций ВБРР и акции Дальневосточного Банка. «Роснефть» должна была получить 51% объединенного банка. Это кредитное учреждение стало бы крупным игроком с сетью федерального масштаба, оценивали аналитики. Идею создания объединенного банка поддерживал вице-премьер и председатель совета директоров «Роснефти» Игорь Сечин — в июне 2009 года на собрании акционеров компании он назвал «Траст» «неплохим банком», который «нужен не только «Роснефти»». На более низком уровне в структурах «Роснефти» не было единства — по информации «Коммерсанта», против объединения выступали некоторые представители менеджмента ВБРР.

Отличие новой схемы урегулирования спора в том, что требования кредитора начали удовлетворяться еще до объединения банковских активов «Траста» и «Роснефти». При этом 21 декабря господин Юров заявил, что тема слияния «Траста» с ВБРР «по-прежнему актуальна».