Российские банки не будут в обозримом будущем кредитовать реальный сектор экономики. Такое мнение высказал директор по макроэкономическим исследованиям Высшей школы экономики Сергей Алексашенко, выступая на пресс-конференции, организованной РИА Новости. По его мнению, банки будут в основном привлекать вклады населения и проводить операции на финансовых рынках, и в этом состоянии они могут жить достаточно долго. Банк России, по словам Алексашенко, слишком лояльно относится к тому, что отечественные кредитные организации не показывают реальный уровень просроченной задолженности. А главный экономист исследовательского Центра развития при Высшей школе экономики Валерий Миронов полагает, что 11 банков из топ-60 могли бы испытывать серьезные проблемы с выполнением норматива достаточности капитала (Н1), если бы показывали в своей отчетности реальный уровень «плохих» долгов.

Высшая школа экономики совместно с Центром развития и Центром анализа экономической политики представила три сценария развития экономики в России в 2010 году. Согласно варианту быстрого восстановления мировой экономики (U-кризис), сокращение ВВП страны составит 1,5—2,5%, что обуславливается стагнацией спроса населения и сокращением бюджетного спроса. Лишь в 2011 году можно ожидать роста российской экономики (до 4%). Повышение мировых цен на энергоресурсы приведет к быстрому уменьшению бюджетного дефицита и растущему давлению на рубль в сторону его укрепления. Повышение курса национальной валюты может привести к интенсивному притоку спекулятивного капитала и еще больше усилить давление на рубль.

В условиях затяжной рецессии мировой экономики (L-кризис) российская экономика может обрести новые стимулы к росту. Стабильные цены на сырьевые товары, и в первую очередь нефть, и медленно растущий импорт будут удерживать платежный баланс в нейтральном состоянии, что облегчит ЦБ контроль над инфляцией. В этих условиях темпы роста экономики могут быть даже выше, чем в первом сценарии (4—5% в год), при более высоком качестве этого роста — низкой инфляции, контроле над денежным предложением, не укрепляющемся, но стабильном курсе рубля. Именно эти два варианта Алексашенко считает наиболее вероятными для России в 2010 году.

Наконец, третий сценарий, включающий вторую волну (W-кризис), возможен при новом скачке цен на нефть до 100 долларов за баррель. В период очередного вздутия нефтяного «пузыря» рост экономики может превысить 9%, но при этом не удастся избежать нового укрепления курса рубля (предполагает стоимость бивалютной корзины до 28 рублей, или 22 рубля за доллар). Это будет обесценивать нефтяные доходы бюджета и поможет быстро проесть остатки Резервного фонда, одновременно подрывая последние надежды на восстановление отраслей обрабатывающей промышленности.

Последующее падение нефтяных цен может оказаться более затяжным, чем в 2008—2009 годах, а их стабилизация может наступить на более низком уровне, что бросит курс рубля к границе широкого валютного коридора (41 рубль по бивалютной корзине). В этих условиях налоговые поступления в бюджет резко упадут, а государство, быстро потратив остатки резервных фондов, должно будет прибегнуть к эмиссионному финансированию бюджета, постепенно разгоняя инфляцию.